Там, где соединяются два рва…

раскоп на севере-min

Захоронение второго-третьего веков нашей эры находилось на глубине более трех метров

В этом году раскопки в заповеднике «Танаис» вела экспедиция, в которой работали студенты и сотрудники Московского госуниверситета и Южного федерального университета. Были исследованы западный пригород в надежде найти его оборонительный ров и место у северного входа в музей-заповедник. Руководила раскопками Татьяна Егорова, преподаватель кафедры археологии исторического факультета МГУ.

И Миллер — в помощь

— Сейчас мы находимся, как я надеюсь, над внешней оборонительной линией Танаиса, — сказала Татьяна Валерьевна, когда она и автор этих строк подошли к раскопу у северного входа в заповедник. А узнали археологи об этой оборонительной линии из космических снимков, где они еще просматриваются, несмотря на прошедшие тысячелетия. «Есть и чертежи известного археолога Александра Миллера, где эти валы зафиксированы, — продолжила рассказ археолог. — Наш раскоп „сел“ на один из валов, правда, сильно распаханный. Мы „прирежем“ наш раскоп к югу в будущем году, и уж точно увидим оборонительный ров».

Однако оборонительные сооружения далее, когда перестали использоваться, зарастали землей и были перекрыты некрополем Танаиса в первых веках нашей эры.

Сам раскоп представлял собой «лунный пейзаж»: на пространство с отвесными стенами глубиной метра в полтора, разделенного на части, выделялись выкопанные ямы.

Это раскоп прошлогодний, — уточнила Татьяна Егорова, — в этом году сначала мы его расконсервировали, а потом пошли вглубь. Пойдемте, покажу вам погребение.

Бронзовая сережка

По кромке раскопа удалось пробраться к дальнему его краю. Могила оказалась второго-третьего веков нашей эры. И это не первое погребение, найденное в этом раскопе. Глубина ямы, где работала девушка Лена, обмерявшая лежавший там скелет, оказалась около 1,5 метров (это, не считая глубины самого раскопа). Предположительно расчищенный скелет принадлежал особе женского пола.

— Это было подбойное захоронение, — объясняет Татьяна Валерьевна. — Сбоку была входная яма. А на северную сторону уходил подбой, в который и поставили гроб. Костяки находили не во всех раскрытых здесь могилах. В самой первой найденной могиле, которая датируется первой половиной третьего века нашей эры, обнаружено колечко и пара пряжек. В этой могиле тоже мало что было найдено — остатки гроба, гвозди, бронзовая сережка и браслетик.

Череп у женского скелета казался несколько вытянутым в длину, что нормально для той эпохе, заметила Егорова. И рост у захороненной женщины оказался нормальным для тех лет.

Прошедшие дожди изрядно усложнили работу археологов: обвалилась часть бортов раскопа, пришлось полностью его зачищать, а также откачивать воду.

раскоп на юго-западе

Раскоп на юго-западе — оборонительный ров западного пригорода города

У юго-западного входа в музей-заповедник на раскопе трудились студенты.

— Здесь ситуация интересна тем, что польские коллеги копали несколько лет западный городской район и вышли на ров и мост. Они пока не нашли поворота этого рва, но теоретически он должен был быть. Мы теперь можем сказать, где эти два рва будут сочленяться, — объясняет Татьяна Валерьевна, — так как поймали линию и «сели» ровно в створ рва западного пригорода. Теперь мы знаем его границы. Там, где вы видите заборчик (огораживает соседний участок, хозяин которого согласен, чтобы в будущем году здесь продолжили раскоп), идет явное повышение рельефа, что указывает на возможную оборонительную стену. Таким образом, ширина оборонительного рва, говорит Егорова, получается около восьми метров, а глубина — порядка четырех. Это оборонительные сооружения второго века до нашей эры.

Золотое дно для археолога

После нашествия боспорского царя Полемона и разорения Танаиса на рубеже эр ров уже перестал играть свое оборонительное значение, и сюда стали сбрасывать мусор. А свалка мусора, как известно, «золотое дно» для археологов: недаром две девушки тщательно просеивали через частое сито каждое поднятое на поверхность ведро земли. Здесь обнаружился и амфорный развал (находятся много ручек этих сосудов с родосскими клеймами, что и позволило датировать конец существования рва), и куча рыбной чешуи, и печки сюда выбрасывались чуть ли не целиком.

А в римское время (а, может быть, в раннее средневековье) этот ров был «перебит» погребениями, поскольку после разорения города Полемоном западный пригород уже не существовал. Потом здесь обосновалось какое-то средневековое поселение — хазарское, если судить по обломкам керамики.

— А еще в экспедиции работают волонтеры и друзья, которые приезжают помочь, так что возраст членов экспедиции самый разный, — ответила Татьяна Егорова на вопрос о том, почему так по-разному выглядят работающие на раскопах. Танаис — он такой: ничего не стоит влюбиться еще студентом в эти места, а потом, уже став вполне взрослым, проводить свой отпуск в танаисских экспедициях.

Читайте также...