Выбор ученика должен быть осознанным

Подведение первых итогов преподавания курса «Основы религиозных культур и светской этики» подтвердило не только важность его появления, но и выявило много проблем.

В Ростове-на-Дону прошел окружной семинар-совещание «Промежуточные результаты апробации курса »”Основы религиозных культур и светской этики” в Южном и Северо-Кавказском округах. Инициатива данного семинара принадлежит Минобру РФ и аппарату президента РФ, а организаторами помимо названных структур выступили Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, министерство общего и профессионального образования Ростовской области, Ростовский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования.

Обсуждали первые итоги преподавания нового курса педагоги и представители институтов повышения квалификации работников образования округов. Пожалуй, впервые в обсуждении данного курса участвовали ученые. А точнее, доцент кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ЮФУ Андрей Кореневский.

По мнению Андрея Витальевича, подобный курс, разумеется, необходим, поскольку он отражает фундаментальную потребность личности в постижении собственного «я». И школа не может самоустраниться от этого, даже если иные вопросы ребенка покажутся «неудобными». Если имеется некая насущная потребность личности, она будет удовлетворена в любом случае. Даже если родители, воспитатели, учителя попытаются уклониться от этого, найдутся те, кто вместо них предложит ребенку ответ на мучащие его вопросы. И очень велика вероятность, что эта потребность будет удовлетворена неприемлемым для общества способом
Однако многое в данном курсе представляется небесспорным.

Так, почему в курс в качестве равноправных модулей включены четыре религиозные традиции и очерк истории мировых религий? Не лучше ли, если мы ратуем за воспитание толерантности и открытости миру, сделать этот тематический блок общим для всех, чтобы он задавал тот мировоззренческий и культурный общемировой контекст, в котором ребенок будет осмысливать собственную конфессиональную принадлежность?

Почему четыре религии представлены в разных форматах: ислам, иудаизм и буддизм — как целостные религиозные традиции во всей совокупности составляющих их конфессий, а христианство представлено лишь одной из его ветвей. Если мотивом является степень распространенности в России, то тогда логично было бы посвятить очерки православию, суннизму, ламаизму и талмудическому иудаизму.

В этом случае можно было бы избежать и еще одного упущения, граничащего с бестактностью. При имеющейся структуре курса, каков должен быть выбор учеников, принадлежащих к армяно-григорианскому вероисповеданию (а в Ростовской области немало мест компактного проживания армян), духоборов и молокан (Целинский и Егорлыкский районы), старообрядцев, представителей конфессий протестантского происхождения и так далее? Не сочтут ли эти люди такую структуру курса дискриминацией? То же самое можно сказать и о мусульманах-шиитах, составляющих большинство среди проживающих в России азербайджанцев.

Следующее замечание касается терминологического аппарата и дефиниций. В ряде случаев авторами курса допускается упрощение, граничащее с искажением. К примеру, дается такое определение: «Религия представляет собой, прежде всего, мировоззрение, основывающееся на конкретных утверждениях о Боге и его отношениях с человеком». Но как быть с буддизмом, к которому данное определение неприложимо? Столь же некорректно использовать в качестве универсальных признаков такие понятия, как вера, загробный мир, догмат, соборность. Все это представителям религиозной традиции, к которой данные термины неприменимы, будет служить доводом в пользу того, что хоть по букве закона все религии равны, но некоторые «равнее».

И, наконец, пожелание, связанное с возрастной привязкой курса. Предлагаемое разработчиками его включение в программу последней четверти IV — первой четверти V класса оптимально по многим соображениям. В то же время, можно ли на этом останавливаться? Означает ли это, что выпускники школы войдут во взрослую жизнь с багажом знаний, полученным за шесть лет до окончания?

Высоко оценивая роль курса в духовно-нравственном воспитании детей и молодежи, к вопросам, которые возникли у представителя науки, присоединяются и многие методисты сообщили в Ростовском областном институте повышения квалификации и переподготовки работников образования.

Им непонятно, как ученик в 10-12 лет может совместить естественно-научную картину мира, которую они стараются сформировать в ходе преподавания предметов в начальных классах, с совсем другим представлением об окружающей действительности. Должна быть и адекватной роль родителей, потому что без участия семьи воспитание духовно-нравственных ценностей попросту не состоится. И, конечно же, велика роль педагога, ведущего этот курс, его высокая профессиональная и общечеловеческая культура.

Многие преподаватели также согласны с тем, что сначала необходимо дать ребенку представление обо всех мировых религиях, а потом поставить его перед выбором «своего» модуля. Это было бы правильным в условиях формирования толерантного общества.

Таким образом, апробируемый в настоящее время курс, безусловно, является серьезным прорывом в деле духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. В то же время его концепция, структура и содержание нуждаются в существенной корректировке.