Рынок труда: токарь, визажист, инженер… Кто более матери-родине ценен?!

Готовим не тех, учим не так. А страна сегодня задыхается от дефицита кадров, необходимость наличия которых никто определить сегодня не может.

Круглый стол с длинным и не очень запомнившимся названием, касающийся модернизации системы профессионального образования и прошедший в Торгово-промышленной палате Ростовской области, в очередной раз выявил проблемы, решение которых в ближайшем будущем не предвидится. Взаимных упреков у образовательных учреждений и предприятий много. «Наш опрос трехлетней давности выявил такой факт: 80 процентов предприятий не имеют перспективного плана развития.

О подготовке каких специалистов можно говорить?» — зада тон дискуссии ректор ЮФУ Владислав Захаревич. Но Владислав Георгиевич был и самокритичен: «Пару лет назад мы не смогли подобрать спич-райтера прежнему губернатору. Ни один выпускник нашего отделения журналистики не был в курсе проблем не только земледелия, но и ни одной из сфер экономики». В стране, считает ректор, накопилось много претензий к системе образования. Потому необходимо новое его качество. Нужно изменить культуру учебного заведения, нужно изменять мировоззрение преподавательского корпуса. Среднее профессиональное образование должно говорить своих бакалавров практического профиля. Колледжам стоит поискать варианты вхождения в систему университетов.

Но кто действительно сегодня необходим рынку труда? Кого же все-таки готовить вузам, колледжам, училищам, чтобы через несколько лет выпускник не отправился в службу занятости? Почему выпускники вузов становятся к станку, а профучилища начинают готовить не дефицитных токарей и фрезеровщиков, а визажистов? Ответ прост: визажист получает нынче больше, чем работник обанкротившегося предприятия, да и уровень оплаты труда на работающих производствах оставляет желать лучшего.

Но с этими высказываниями директоров учебных заведений не согласен замдиректора по персоналу ОАО «Ростсельмаш» Игорь Прихин. Потребность в рабочих кадрах сегодня действительно колоссальная. И есть на них региональный заказ. Но из 30 дефицитнейших сварщиков, окончивших училище, как минимум, 20 отправляется учиться дальше. Потребности предприятий с выпусками образовательных учреждений рассогласованы не только по количеству, но и по уровням подготовки. А государству, похоже, до этого нет дела: в новом проекте закона «Об образовании» начальное профессиональное образование даже не упомянуто, как будто его и нет! «Мы поддерживаем политику закрытия вузов, — сказал Игорь Прихин. — ведь и из учреждений СПО большинство выпускников направляется после окончания именно туда. Способ выживания предприятий — свои учебные центры, где можно подготовить того же станочника гораздо быстрей, чем в лицее или училище. По этому же пути идет и Тагмет. И Роствертол фактически интерполировал училище № 8 в свой учебный центр».

В том, что сотрудничать с работодателем необходимо напрямую, согласен и директор Донского банковского техникума Артем Джигунцов. Его студенты работают с теми технологиями, которые сейчас применяют в своей практике банки, и успех их реального трудоустройства — 80-85 процентов.

Марина Александрина, представляющая в Ростове известнейшую компанию HeadHunter, говорила о малом количестве компаний, которые используют пришедших на практику студентов по назначению. Организация практики — это труд, на который у бизнеса нет ни времени, ни средств. У компаний-производителей дела обстоят несколько иначе, и с приемом на работу выпускников — в том числе. Хотя и здесь речь идет не только о зарплате, но и о престиже профессии. Об этом почему-то мало кто думает. По мнению директора ПУ № 8 Ростова-на-Дону Игоря Ширяева, в этом вопросе многое зависит от уровня организации работы предприятия.

Роствертол, закупив новейшее оборудование для учебного центра, сделал многое для поднятия престижа рабочих профессий. Хотя проблема низкой зарплаты преподавателей и мастеров в системе начального профессионального образования остается. Оставшиеся в системе НПО подвижники «в булочную на такси не ездят».

И на этом собрании, где директора учебных заведений и работодатели сидели лицом к лицу, так и не удалось найти ответы на извечные вопросы — кто виноват в том, что образование не может перестроиться на новый лад, и что делать работодателям, которым нужны работники, но которым много платить не хочется. Хотя найти эти ответы все-таки придется. И поиски не должны слишком долгими.