Актриса

Ангелина Кржечковская

Ангелина Кржечковская

19 марта в Ростовском Доме актера пройдет бенефис народной артистки России Ангелины Кржечковской.

Ее пригласили на киносъемочную площадку, когда она разменяла — не будем уточнять, который десяток лет. В Тамани киностудия «Ленфильм» снимала фильм «Мифы моего детства». Казалось бы, вокруг актрис — каких хочешь и сколько хочешь. А режиссер выбрал ее. Зачем-то понадобилось ему лицо потомственной дворянки. Видно, до сих пор то самое достоинство, которое отличало это сословие России, сохранилось в ней, несмотря на времена, когда «всем» становились те, кто был «ничем».

— Вот так! — смеется Ангелина Агеевна. — В молодости не снималась, а сейчас — повезло.

Однако везет обычно тому, кто сам везти способен. Дружбой с «Ленфильмом» роман с кинематографом не ограничился. Когда ей позвонили с «Мосфильма», она решила, что это уж точно розыгрыш, и серьезно к звонку не отнеслась. А потом звонили еще и еще, и пришлось поверить в то, что у известного сериала «Атаман» режиссер решил переснять финал. Для этого потребовалась ему актриса с лицом… Ну, в общем, это должно было быть лицо шолоховской Аксиньи, если бы эта героиня дожила до наших дней.

— Усаживают меня в машину, — рассказывает актриса, — и везут в станицу Старочеркасскую на съемки. Дело было весной: кругом свежая зелень, Дон искрится на солнце. И я должна подняться по крутому склону с ведрами, полными воды, увидеть обнимающихся героев и задуматься, вспомнив свою молодость. И — улыбнуться своим воспоминаниям.

И так она обнадеживающе улыбнулась, что финал прямо-таки оптимистическим оказался. И режиссер пообещал, что в продолжении сериала «Атаман», которое он обязательно снимет, обязательно найдется роль и для Ангелины Агеевны.

Это не первая ее встреча с образами тех, чьи прототипы живут на донской земле. Приехав в Ростовский театр драмы имени М.Горького из Омска, она получила роль Лушки из «Поднятой целины». Характерному местному выговору пришлось учиться у торгующих на Центральном рынке, этому «вавилонскому столпотворению» всех народов, Дон населяющих.

Но, если честно, социальные герои — это не её «конек». Любимая роль — Маша из чеховских «Трех сестер». Антона Павловича Ангелина Агеевна до сих пор почитает за одного из самых современных авторов, а день, когда предстояло ей играть самую яркую из сестер Прозоровых, был настоящим праздником. Сегодня можно только представить, какой была ее Маша — эта гордая красавица, не смирившаяся с удушающей ее средой. Этот образ воплощали многие актрисы (достаточно вспомнить Татьяну Доронину в знаменитой постановке Георгия Товстоногова), но редкостью среди них были женщины, у которых все — лицо, манеры, осанка выдавали дворянское происхождение. Ангелина Кржечковская — из таких, уже малочисленных. Потому так ярко и выпукло получались у нее роли тех, за которыми стоят поколения выпестованных веками образцов российской человеческой породы.

А ведь это так трудно — оставаться собой и сохранить достоинство в театре, который порой называют клиникой больных самолюбий и серпентарием неудовлетворенных амбиций. Но вся эта шелуха, кажется, отлетала от ее огромной человеческой силы и таланта, которыми Бог не обидел актрису.

«Праздником души» стала и роль Надежды Монаховой из горьковских «Варваров». Именно этим спектаклем открывал свой очередной сезон Ростовский театр драмы (тогда еще не академический) имени М.Горького в своем знаменитом, восстановленном в начале 60-х годов ХХ века здании. И опять роль сыграна чуть раньше, чем знаменитой Дорониной в не менее знаменитом товстоноговском спектакле. Но, думается, что планка, которую взяла тогда Кржычковская, сыграв свою Надежду, была ничуть не ниже. Недаром эта роль считается одной из лучшей в репертуаре актрисы.

Но была ведь еще и леди Торренс, так тщательно выписанная великим путаником человеческих судеб Теннеси Уильямсом. Тот, кто видел Ангелину Кржечковскую в спектакле по его пьесе «Орфей спускается в ад», надолго запомнил эту истосковавшуюся по любви женщину — средоточие целомудрия и эротики, милосердия и ненависти, земную и божественную. Среди всех отзывов, пожалуй, стоит вспомнить рецензию крупнейшего литературоведа Евгения Сидорова, который посмотрел спектакль во время гастролей Ростовского театра драмы в Москве.

— Запомните это имя, — писал будущий министр культуры России, — если еще не знаете его: Ангелина Кржечковская. Леди Торренс в ее исполнении — главное событие, прелесть и аромат спектакля «Орфей спускается в ад». Смотришь и думаешь: лишь бы она не уходила со сцены. Актриса играет трагедию, играет крупно, выпукло и в то же время строго, нигде не сбиваясь на ложную патетику, излишнюю «романтизацию» чувств. Как это не банально звучит — актриса живет на сцене.

Ее Серафима из «Семейного портрета с картиной» — та ось, вокруг которой вращается вся семья. Тут и сочинять ничего не надо было: Серафима — эта она, Ангелина Агеевна в предлагаемых обстоятельствах. Она — также из дворянского рода и природной стати ей не занимать. Она также болеет душой за сына и за внуков. Только плакать в спектакле она начинает гораздо раньше, чем просит режиссер. Ну что делать, если удержать слезы невозможно, когда ее сын по пьесе — артист Виталий Соколовский, становится перед нею на колени?! Эти слезы дорогого стоят, поскольку всхлипывать с нею сразу же начинает весь зрительный зал.

— Плакать на сцене приятно, — считает народная артистка.-То есть замечательно, когда сцена идет так, чтобы слезы появляются сами собой. Это вам — не сухие глаза кулачком тереть да на технике выезжать, показывая: мол, смотрите, как я переживаю! Но и с юмором у бабушки Серафимы — все в порядке. Вообще с возрастом артистке, которая вовсе не считала себя комедийной актрисой, именно комедийные роли стали удаваться лучше других. Вспомним ее героиню из птушкинской комедии «Пока я жива». Спектакль сыгран уже, страшно сказать, сколько раз — цифра сама по себе уважения заслуживающая. Так ведь на каждом представлении смех стоит в зале все два с половиной часа — и не в последнюю очередь благодаря ей, народной артистке Кржычковской.

Она считает, что уходить надо вовремя. Без театра, конечно, плохо будет. Ну да она — человек, которому не скучно с самим собой, человек, состоявшийся как Личность. Ей есть чем заняться дома: если бы смогли видеть все, какой роскошный сухой букет стоит в ее прихожей. Она шьет, вяжет, готовит так, как дай Бог каждому, словом, не только просто красавица, но и женщина — на все сто процентов. Остается только пожалеть, что таких в театре — да что в театре, в жизни! — появляется и остается все меньше и меньше.