То ли спектакль, то ли…

Спектакль В моей сексуальности виновата кошка театра 18+, Ростов-на-Дону

Ольга Калашникова и Сергей Галюдов

Театр “18+” предъявил публике то ли спектакль, то ли его репетицию по пьесе Анны Донатовой со скандальным названием «В моей сексуальности виновата кошка». Эта работа режиссера Олеси Невмержицкой показала ровно то, о чем рассказала её же постановка «Олеси» в Молодежном: режиссер фрагменты делать умеет, выстроить из них полноценный спектакль у нее не получается.

Сначала о самой пьесе. Ее читка — не без скандала — состоялась на «Ростовских чтениях» в 2011 году. Умеют же у нас чиновники от культуры создавать рекламу своими запретами! Ну, прочли у театра (а не внутри него) этот текст — что изменилось?! Только пощекотали нервы и доставили удовольствие тем, кто любит нечто неразрешенное.

Итак, секс по скайпу. А дальше — пустота… Вот так кратко можно пересказать содержание пьесы. Что в читке, наверно, смотрелось лучше, чем в спектакле. Точнее, а «был ли мальчик»? То есть, что же можно было увидеть на сцене?…

Сначала прозвучало соло режиссера, предложившей любым мужчине и женщине выйти и прочесть по страничке текста. Услышав его, народ в зале заржал. Номер был повторен «на бис». Оправдан был этот «аттракцион» тем, что идет подготовка радиоспектакля, и нужны разные голоса.

Затем вышли актеры. Не узнать Ольгу Калашникову было трудно, а вот то, что перед нами Сергей Галюдов, сообщить не поторопились. Кстати, при всем уважение к этому человеку не тот это тип мужчины, что выворачивает себя в скайпе наизнанку. Такой и в жизни найдет все, что ему нужно, так как чувствуется в нем настоящий мужик!

А далее началось то, что в пьесе очень точно названо импрессионанизмом. Или как-то в этом духе. Честно говоря, так и непонятно, почему же выявленная проблема — интимное общение в on-line переходит в абсолютную беспомощность при встрече — имеет место в наши дни? И что с этим делать?…

Это непонятно в пьесе (что, правда, при читке дает возможность для фантазий слушателям), это, тем более, непонятно, в спектакле, где есть попытка этот самый скайп вынести на экраны сцены. Материализация виртуального общения скучна и неинтересна.

Публика в зале была явно не театральная. Реакция на «скользкую» тему была неадекватной: народ смеялся, судя по всему, не от того, что было действительно смешно, а из-за неловкости услышать подобные вещи, высказанные вслух. Возможно, в иных странах, где люди с такими вещами ходят к психоаналитику, такое и будут слушать (но именно что слушать), а у нас просто интересно — сколько представлений выдержит эта читка?…