Краснодарское “нашествие”

"Окно" Татьяны Стадниченко

В донской столице открылись сразу две выставки краснодарских художников. Разные по художественным направлениям, они говорят о стремлении к обмену результатами творческих поисков творцов соседних южных городов. И происходит это по инициативе и самих авторов работ, и тех, кто заинтересован в существовании единого художественного пространства юга России.

В Ростовском областном музее изобразительных искусств сегодня можно познакомиться с живописью Ларисы Блохиной. Ее прекрасно знают на Дону — и не только. Член президиума Российской академии художеств Сергей Олешня напомнил об экспозициях работ Ларисы в выставочном зале Союза художников России в Москве на Крымском валу.

Почему же хочется предложить каждому погрузиться в мир этого художника, что же привлекает в ее работах так, что старший научный сотрудник РОМИИ Валерий Рязанов добился у Ларисы обещания «выставиться» в донской столице?

Прежде всего, это живопись ХХI века. И это скажет любой зритель, оказавшись среди картин Ларисы Блохиной, настолько непрерывен здесь поток живой жизни. В основе ее искусства — традиция реалистического искусства, но поданная нашим современником. Пластическая композиция в этих работах неотделима от духовной составляющей автора, ее настроения, полифонии ее чувств. На полотнах на глазах зрителей происходит эволюция окружающего мира, но в центре этого мира — Человек-творец, автор. Может быть, именно поэтому мир ХХI века предстает перед зрителем таким ярким и интересным.

Иное впечатление от окружающего мира — у приверженцев актуального искусства, что можно заметить на выставке «Тепло. Еще теплее» в арт-центре «Макаронка». Здесь представлены работы 15 краснодарских художников, среди которых, правда, также можно встретить людей, следующих реалистической традиции. Но в большинстве своем работы адресуются не к эмоциональной составляющей человека, а к его разуму. То есть, сначала стоит понять, что же своей композицией хотел сказать художник, а потом уже включить по этому поводу эмоции.

Таково, например, «Окно» Татьяны Стадниченко. Присмотревшись, понимаешь, что оно, повисшее посреди огромного выставочного пространства, сделано из папье-маше. Из того же материала — и батарея центрального отопления под ним, из папье-маше — и кружка с тарелкой, стоящие на «подоконнике», и тапочки у «батареи». Словом, все не вечно в этом лучшем из миров. Огромная спичечная коробка с обгорелыми спичками, сложенными костром-шалашиком, относят память к пионерскому детству, а «Куб психоаналитика», составленный из белых прутьев и повисший посреди зала столь низко, что готов задеть голову каждого проходящего, явно призван заставить углубиться в собственное подсознание.

— Все эти работы-либо недавние, либо специально сделанные для этой выставки в Ростове. Она является ответом на выставочный проект из донской столицы, недавно продемонстрировавший в Краснодаре творчество художников Ростова 1990-х и называвшийся «Ублюдки! Кровь — это не вода!», — рассказал автору этих строк Эльдар Ганеев, куратор выставки.

А еще он добавил, что творчество в тех городах России, в которых лето длится восемь месяцев, весьма отличается от творчества художников в тех мегаполисах, где восемь месяцев — зима. И это хотелось продемонстрировать в выставке с соответствующим названием. Кстати, буквально перед открытием этой выставки в ростовской галерее 16thLINE закрылась выставка также краснодарского художника Игоря Михайленко под названием CONFLICT.

То есть, пошел активный художественный обмен между соседними городами. «И это правильно, — считает Эльдар Ганеев. — Это должно было случиться давно, но началось недавно благодаря инициативе и поддержке таких людей, как Евгений Самойлов в Ростове («Макаронка») и Николай Мороз в Краснодаре — без всякого участия Москвы или каких-нибудь официальных органов.