Шоу-технологии Михаила Турецкого

Представление сверхпопулярнейшей, по-другому не скажешь, арт-группы «Хор Турецкого» в очередной раз в Ростове собрало полный зал зрителей. А перед этим создатель арт-группы и ее участники встретились со студентами Ростовской государственной консерватории, преподав урок профессионального мастерства и вокалистам, и звукорежиссерам, и музыкальным менеджерам.

Жанр, в котором выступает группа, сам Михаил Турецкий назвал «классическим шоу с лучшими завоеваниями искусства хорового пения» и для начала рассказал о появлении своей группы.

Их рождение

Все начиналось в 1989 году, коллектив родился как мужской камерный еврейский хор московской хоральной синагоги. В репертуаре была исключительно духовная музыка.

После гастролей в США части группы встал вопрос о смене репертуара, поскольку аудитория духовной музыки не так велика, как хотелось бы. И дело не в том, что «лучший критик — это касса». Дело в том, что вокруг классики существовали многие направления, которые Турецкого, по его признанию, интересовали. Более того, крамольные мысли о том, что когда поешь, необходимо пропускать через себя заложенные в музыку и слова мысли и выступать как актер, проживая все это, также не давали покоя.

А сегодня уже всем понятно (а тогда это понятно было далеко не всем), что в эпоху глобальных коммуникаций красивый голос не работает сам по себе. Профессионализм вокалистов группы (а все имеют не просто высшее образование, а, утверждает Турецкий, лучшее в мире музыкальное образование, полученное в Москве) позволял петь все — от классики до рок-н-ролла, от шансона до оперы, от оперетты до мюзикла.

Их концепция

-Не кто-нибудь, а сама жизнь научила хорового певца быть актером, оторвавшись от нот, — говорит Турецкий. — Что такое арт-группа по Турецкому? Это поющая компания, отлично с точки зрения профессиональной, поющая, при этом она играет мини-спектакль в каждом номере и если необходимо, способна на хореографическую самореализацию. А дальше — свет, звук, инструменты, где нужно — балет, где нужно — поддержка оркестра. В результате вокруг хзора — серьезное, интересное, большое насыщенное шоу, адресованное люди, для которых слово «классика» или «филармония» загадочны, напрягающи: ведь в детстве им, скорее всего, не объяснили, что консерватория — это не то место, где консервы закладывают в банки, а храм музыкального искусства. Так что на наши концерты, говорит Турецкий, мы получаем людей, которые никогда в жизни не пошли бы в оперу и не были на классическом концерте. Они никогда в жизни не слышали «Реквием» Джузеппе Верди. Так что давать им «Реквием» в том виде, в котором написал его в ХIХ веке сам Верди, нельзя. Не готов к этому российский обыватель, которого мама в детстве не привела в музыкальную школу. Чтобы он ее воспринял, нужен некий «фермент», чтобы она лучше переваривалась. Для этого музыка Верди, к примеру, соединяется с современной музыкой. Вы только вдумайтесь, на концерт хора люди идут на стадион и платят по несколько тысяч за билет! Такова притягательная сила хорового пения, если с этим правильно сегодня работать.

Их патриотизм

— В конце 1990-х стало понятно (после гастролей части группы в США) нужно уезжать из России и там, за границей делать карьеру. «Но мы выбрали Россию, — говорит Турецкий, — потому что наши артисты — патриоты, причем это произошло именно в конце 1990-х, когда жизнь в Соединенных Штатах казалась какой-то фантастикой: ведь США тогда еще не превратились в полицейское государство.

В итоге — 40 рабочих мест и 24 года счастья. А южная российская публика, и это общее мнение артистов «Хора Турецкого», более открытая, потому и гастроли коллектива проходят здесь довольно часто.

— Мы, — считает Турецкий, — что несем радость людям, так как после концерта видим счастливые лица. Главное — угадать, что сегодня хочет услышать публика, но это вовсе не «обслуживание» обывателя, это — не работа на ту самую кассу, а высшая форма профессионализма. А ХХI век — век профессионализма, шоу-бизнеса — в том числе.