Наш ответ «Батальону»

На экраны страны вышел фильм, посвященный сформированному в годы Первой Мировой из женщин российскому батальону и его судьбе. И хотя фильм основан на реальных событиях, сами реальные события были гораздо и страшнее, и обыденней, чем та мелодрама, которая с 20 февраля идет в отечественном прокате. Зарисовка из «Приазовского края» 1917 года — тому подтверждение.

«Мария-Владимир»

В банях Дутикова регулярно через одну-две недели повторяется одна и та же сцена. К кассе подходит краснощекий скуластый солдат и просит:

— Билет в женскую баню.

Кассирша выдает солдату билет, и он шествует в «бабье царство».

— Куда лезешь, земляк? Здесь — женская! — встречает солдата хор негодующих женских голосов.

— Не бойтесь, это свои, — успокаивает переполошившихся банщица. — Она к нам не первый раз ходит.

Негодование против дерзкого «солдата» сразу сменяется острым любопытством. Женщины жадными глазами начинают следить за освобождением «солдата» из одежды. Смеху и удивлению нет конца. Особенно смешит женщин то, что «солдат» носит солдатское казенное белье. Начинаются вопросы:

— Как зовут?

— Звали Марией, а теперь Владимиром.

— Тяжело тебе, поди?

— Чем?

— Да между мужиков-то! Поди пристают, скверными словами ругаются…

— Как себя поведешь! Меня, например, и за бабу не считали, пока не ранило. А теперь хоть и знают, что я — девица, но не пристают. Потому что я, во-первых, георгиевский кавалер, а затем, пожалуй, я в морду за приставание заеду, — говорит «солдат».

Окружающие любуются на здоровую мускулатуру «солдата» и без спора соглашаются, что, действительно, если «двинет», то не опамятуешься.

— А насчет разных там скверных слов я вам вот что скажу. Этих слов везде наслушаешься и не между солдатами. Не эти слова я шла слушать, а отечеству служить. Так что на эти слова и внимания не обращаю.

— Вы что же, ранены были?

— В обе ноги навылет, —  солдат показывает недавно затянувшиеся шрамы от пулевых ран.

И Мария-Владимир рассказывает слушательницам, что она состоит в команде выздоравливающих и скоро выезжает обратно на фронт — в тот же полк, где она заработала «георгия». По выработавшейся привычке Мария-Владимир часто сбивается на мужской говор: «Я пошел… я сделал».

— Совсем ты, «Володя», омужичилась, — смеются женщины.

Когда «солдат», помывшись, уходит, его провожают восклицаниями:

— Ай да, Мария! Бой-девка! Такая любого мужика за пояс заткнет!

Выход Марии-Владимира из женского отделения — в своем роде новая сенсация.

Ожидающая бани публика встречает ее появление из «бабьего царства» залпом острот, на которые бравый «солдатик» бойко отшучивается.