Саня, Ваня, с ними Римас – и мы все!

Олеся Агрызкова

Саня - Олеся Агрызкова в спектакле "Саня, Ваня, с ними Римас"

Удивительный спектакль представил на фестиваль-конкурс «Мельпомена» в этом году Новошахтинский драматический театр. Что-то подобное уже было — о войне «без войны»… Ну, да, «Мой бедный Марат» Арбузова, пьеса, в которой не грохочут снаряды, но такое ужасающее событие, как война, проступает через характеры и поступки людей.

Так и здесь: живет себе сибирская деревня, несмотря на то, что началась Великая Отечественная — как ее потом назовут. И жила бы относительно спокойно, если бы не один гад, которого из города выгнали да сюда председателем поставили… Сюжет рассказывать нет смысла, он, как всегда у Гуркина «народный», то есть, идет из самой глубинки и географической, и человеческой.

сцена из спектакля "Саня, Ваня, с ними Римас"

Сцена из спектакля Новошахтинского драмтеатра "Саня, Ваня, с ними Римас"

Нет на сцене выгородок сумасшедших, и не потому что этот театр беден как церковная мышь. Он действительно беден именно так, но воистину «голь на выдумки хитра». Голь — это художник театра Юрий Сопов, придумавший несколько деревянных помостов, из которых складывается все остальное — и баня, и дома. Так просто и незатейливо складывается, что и подумаешь: по- другому и не нужно!…

И люди на сцене, жители деревни — такие искренние в своих чувствах, что автор порадовался бы, будь он в живых и окажись здесь, в зале. Так просто и естественно говорят они о любви и ненависти, о детях и предательстве, о мире и войне. Будучи актером, и писал Владимир Гуркин для актеров, и не нужны здесь никакие постановочные выверты. А необходимо полное доверие исполнителю. А оно — налицо.

сцена из спектакля "Саня, Ваня, с ними Римас"

Римас - Сергей Недилько в спектакле Новошахтинского драмтеатра "Саня, Ваня, с ними Римас"

Все они — и три женщины (Олеся Агрызкова, Наталья Ткаченко, Марина Кожушко) с девочкой Женей (Оксана Морозова), и двое русских мужиков (Павел Морозов, он же режиссер спектакля, и Михаил Сопов), и литовец Римас (Сергей Недилько) становятся такими родными в финале спектакля, что кажется: пережил с ними все эти восемь лет. А подтверждение тому — овации, которые длятся долго, и зритель встает, потому что сидеть он не может, когда рядом — такое счастье и такое горе. А то, что все это перемешано, так в России по-другому и не бывает