1943-й: Ростов снова наш!

Эммануил Евзерихин

Эммануил Евзерихин. Ростов-на-Дону. 1943. Улица Энгельса

В пресс-центре информационного холдинга «ДОН-МЕДИА» прошла встреча участников проекта «Рассекречивая историю», посвященная освобождению донской столицы от фашистов в феврале 1943 года. Главным в данной встрече стал рассказ о той цене, которую заплатили многие незаметные герои спецслужб на фронте и в тылу за эту победу.

Кому довелось побеждать

Доктор исторических наук, завлабораторией казачества ЮНЦ РАН Андрей Венков считает освобождение Ростова в ноябре 1941-го образцом военного искусства, а действия армии в феврале 1943-го — операцией упущенных возможностей: донскую столицу войска, наступая в 1943-м, брали с юга, переходя через замерзший Дон, лед которого был напичкан минами, и простреливался пулеметами с правого высокого берега.

Почему не пошли на Ростов с севера — от Калача, развивая успех Сталинградской битвы? В воспоминаниях немецких офицеров это объясняется отсутствием у советских военачальников боевого опыта. А фашистская Германия с 1933 по 1941 годы увеличила численность своей армии в 50 раз! Немецкие генералы были потомственными военными. В России же в ходе событий 1917 года была сломана военная традиция, да и репрессии «помогли почистить» состав генералитета. Великая Отечественная жестокими способами отбирала и выдвигала лучших.

А выживать приходилось в условиях жесточайших: 230-й полк конвойных войск НКВД, который существует и по сей день, отступив в ноябре 1941 года на Зеленый остров, участвовал потом во взятии донской столицы в конце месяца. Полк бросили участвовать в штурме укрепленных позиций без арт- и авиаподготовки на участке нынешнего Самбека.

Старший научный сотрудник ИСЭГИ ЮНЦ РАН, военный историк Владимир Афанасенко показал трагедию ситуации, приведя записи дневника капитана Ивана Березенцева, командира сводного батальона 230-го полка конвойных войск НКВД о боях возле Екатериновки и Вареновки под Самбеком. Там приведен такой факт: 15 декабря 1941 года в расположение полка вернулись остатки этого батальона — 78 человек.

Та же судьба постигла и освободителей Ростова в 1943-м: их также, как тогда говорили, «на плечах фашистов», бросили на прорыв Миус-фронта. Поля Самбека и Матвеева Кургана до сих пор хранят их останки, утверждает человек, который возглавляет поисковый отряд, который так и называется «Миус-фронт», младший научный сотрудник ИСЭГИ ЮНЦ РАН Андрей Кудряков.

Врезка. Второе взятие Ростова в феврале 1943-го — операция упущенных возможностей и героизма. В то время, как первое его освобождение — верх военного искусства и героизма не меньшего.

Профессионализм чекистов сводил число жертв к минимуму

А штурмовать Ростов со стороны Дона было действительно трудно, согласен Владимир Афанасенко, крутой правый берег реки был хорошо укреплен. Мостов не было ни одного. Участок левого берега от Темерницкого моста до «быков» литерного моста в створе вокзала занимала потрепанная в боях 159-й отдельная курсантская стрелковая бригада. Справа от них до Ворошиловского проспекта стояла 156-я отдельная стрелковая бригада, далее — до Зеленого острова — 152-я бригада, а левее мостов напротив Нижне-Гниловской — 34-я гвардейская дивизия вместе с мотострелковым батальоном 6-й гвардейской бригады. За Кумженской рощей стояли казаки 4-го Кубанского и 5-го Донского казачьего кавалерийского корпусов. И все они должны идти на штурм города, беря этот неприступный рубеж.
И вот такая деталь: разведать безопасный проход по льду пошли разведгруппы, которые заметили оставшиеся еще с июля 1942 года у взорванных мостов останки грузовиков, лежащие колесами вверх с целыми, однако, шинами.

Эта «мелочь» не прошла мимо профессионального внимания разведчиков: о ней было доложено командирам. И было принято решение, которое спасло жизни членам групп, которые должны были прорваться в Ростов. Снайперы перед атакой подожгли покрышки, дым от которых надо льдом разнесла сильная «низовка».

Под покровом копоти и дыма, мешавшим работать пулеметам, на правый берег Дона и переправились первые штурмовые группы, группа Гукаса Мадояна в том числе, захватив вокзал. Остальные части прорывались в Ростов пять суток.

Рассказывал Владимир Афанасенко и о группе снайперов из НКВД, которые помогали тогда, когда для поддержки пехоты к передовой запаздывала артиллерия. В этих случаях эти меткие стрелки «снимали» офицеров. Причем учет потерь фашистов велся по числу использованных патронов снайперами, то есть, убыль врага должна быть подтверждена, что называется, материально. Так вот, за три дня перед переправой через Дон снайперы НКВД, среди которых были люди разных национальностей, пустили в расход 125 фашистов, среди которых были 78 офицеров, израсходовав при этом 152 патрона.

Единственный в истории

Младший научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований (ИСЭГИ) ЮНЦ РАН, глава поискового отряда «Миус-фронт» Андрей Кудряков предложил вспомнить о единственном в истории городском партизанском отряде Югова, действовавшего в Ростове-на-Дону. Югов, он же Михаил Трифонов, был родом из приазовских греков и являлся профессиональным чекистом.
Организовав диверсионный рейд в Донбассе зимой 1942 года и оставив после себя подпольные группы, он занялся тем же и в Ростове, где потом действовали 14 таких групп. Всего же городской партизанский отряд имени Сталина насчитывал 127 человек, ими была создана уникальная система информирования командования Советской Армии: партизаны отслеживали все передвижения ж/д составов в Батайске, «свои глаза» были у них на аэродроме, в трамвайном депо, на бирже труда.

Именно их работа в качестве проводников по городу помогла спасти жизни сотен бойцов, переправившихся через замерзший Дон и вошедших в Ростов. Участвовали партизаны и в боевых действиях на улицах Ростова, подавляя огневые точки противника и уничтожая его связь.

Как считает Андрей Кудряков, вклад партизанского отряда Югова в окончательное освобождение от фашистов все еще не оценен по достоинству.

А война-то продолжается. Информационная

Александр Туринский, представитель Совета ветеранов УФСБ по Ростовской области, на замечание о попытках переписать сегодня историю, заметил, что такие попытки делались всегда. Так вот тем, кто ставит под сомнение Нюрнбергский процесс, он советует просмотреть огромный том со свидетельствами о зверствах фашистов в Ростовской области: такие тогда сделали о себе все оккупированные территории СССР. Там нет никаких комментариев — только цифры и факты, которые могут и сегодня принимать участие в информационной войне. А то, что такая война сегодня идет, сомневаться не приходится.

Свою роль в этой войне должен сыграть и трехтомник по истории спецслужб, который готовят сотрудники ЮНЦ РАН вместе с УФСБ по Ростовской области и который должен выйти в декабре 2017 года к 100-летию органов госбезопасности на Дону. Встречи в пресс-центре «Дон-Медиа» в рамках проекта «Рассекречивая историю» проходит в рамках подготовки этого издания.