Оксана Зиброва: «Прочитав пьесу Маяковского, я сразу поняла, про что буду ее ставить»

Оксана Зиброва

Режиссер спектакля "Клоп" Оксана Зиброва. Фото - из архива режиссера

В Ростовском Молодежном скоро — премьера. Для постановки режиссером Оксаной Зибровой выбран — ни много, ни мало! — «Клоп» Маяковского. Чем не повод для встречи перед премьерой?!

— Последний раз пьеса «Клоп» шла на донской сцене — даже не вспомнить в каком году! — в постановке Владимира Былкова в театре кукол. Ростовская публика уже забыла, что такое Маяковский на сцене. Почему же сегодня вы предлагаете вернуться к этому автору и его пьесе?

— Маяковского обожаю и люблю со школьной скамьи. Для участия в прошедшем конкурсе самостоятельных работ «Браво» нужно было выбрать материал. И мне показалось любопытным окунуться в эту пьесу хотя бы на уровне 30-минутного отрывка.

— Ничего себе отрывочек! Это, считайте, целый акт!

— Ну, я не стала делать отрывок в прямом смысле слова: по фабуле был собран сюжет, за 30 минут, как мне кажется, суть мы сумели донести. И в начале разбора пьесы я даже не понимала масштаб того, что написал Маяковский. И сам масштаб я познаю только сейчас, когда плотно «сижу в материале» и когда мы поднимаем все заложенные в нем пласты смыслов. Я, в основном, до этого имела дело с современной драматургией и впервые притрагиваюсь к классике — да еще к такой фактуре, как «Клоп».

— Спектакль продолжительностью заявлен в один час 20 минут, значит, это не драматический спектакль в полном смысле слова?

— Да нет, вся пьеса помещается в этот отрезок времени, играть мы будем без антракта. Я всегда бережно обращаюсь с текстом. И у Маяковского — то же самое, я стараюсь оставить текст целиком хотя бы потому, что он — потрясающий!

— Специальная подготовка актеров для этого спектакля потребовалась?

— Для этого спектакля — да: он получается наполовину пластическим, а это дело молодых, как говорил Григорий Юльевич Гальперин, который в ансамбле песни и пляски Северо-Кавказского военного округа научил меня многому. В этом спектакле заняты восемь молодых актеров труппы. И мне очень важно отношение молодых к этому материалу. Они не учились, как мы, в советской школе, может быть, немного прикоснулись к Маяковскому в училищах, где надо сдавать сценическую речь. Когда мы начали разбирать пьесу, у них округлились глаза: они не верили, что ЭТО — Маяковский. Цитаты из пьесы ходят в народе, и мало кто подозревает, что их автор — Владимир Владимирович.

— А что представляет собой такая составляющая спектакля, как сценография? Вам хватает Малой сцены?

— Хватает. Сценограф спектакля — Дмитрий Цупко, с которым я делаю уже не один спектакль.

— А как вы обходитесь со временем? Начинается же действие в 1929-м…

— Далее идет 1979-й, когда замороженного Присыпкина размораживают, то есть, между действиями проходит 50 лет. А далее я попыталась шагнуть в ногу с Маяковским — в… 2019-й: мы же современники, смотрим и делаем выводы, зачем все это.

— А какова музыка в спектакле?

— Собрали все, что нашли, 1929 года и 1979-го. Музыка разножанровая, но создает атмосферу. А для меня важно окунуть зрителя в атмосферу происходящего, тогда, как мне кажется, что-то может получиться.

— А откуда взялась пластика в вашей биографии? Как вы пришли к тому, что движение — это если не все, то — многое и в жизни, и на сцене?

— У меня был выбор между танцами и биатлоном (я же — из Петропавловска-Камчатского), победил балет. С таким выбором сомнений не было, где учиться. Я пошла в училище, закончив его как хореограф, потом, переехав сюда, закончила филиал Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусства- уже как режиссер.

— А в этот театр как попали?

— В Молодежный меня привел Коля Ханжаров. Он ставил «Аленький цветочек» и ему нужен был балетмейстер. А когда я увидела чигишевскую «Чайку», я поняла, что никуда отсюда не уйду — настолько мне понравилось, как работали актеры.

— И возвращаемся к «Клопу»: про что играем?

— Спектакль — о хамстве, вопиющем и вездесущем в любом слое общества и в любом времени. Прочитав пьесу, я сразу поняла, про что буду ставить.