“Эсмеральда” в Музыкальном

Эсмеральда-Мари-Ито

В партии Эсмеральды - Мари Ито

II Международный фестиваль балета, посвященный Ольге Спесивцевой, Ростовский Музыкальный открылся премьерой балета «Эсмеральда».

Квазимодо-Иван-Тараканов

В партии Квазимодо - Иван Тараканов

Все на сцене красиво до невозможности — и величественные стены самого собора (остались только на снимках да в декорациях), и своды зала замка, и даже сцена в трактире, который поражает своей монументальностью. Это заслуга художника-постановщика, народного художника России Вячеслава Окунева.

Костюмы-роскошны

Роскошные костюмы спектакля запомнятся надолго

В очередной раз поразили и костюмы персонажей, автор которых художник Наталья Земалиндинова противопоставила легкие одежды тех же цыганок тяжелым драпировкам платьев знатных дам и темному бархату костюмов их кавалеров.

Феб-Анатолий-Устимов-Флер-д

Феб - Анатолий Устимов, Флер-де-Лис - Екатерина Кунжурова

И все бы хорошо в этом спектакле, если бы на сцене присутствовали характеры персонажей. Во многом в их отсутствии виновата музыка Цезаря Пуни вкупе с его соавторами — Глиэром и Василенко, зачастую весьма симпатичная, но, как выяснилось, подвластная времени. При всей своей, казалось бы, красоте, она кажется тяжеловатой и несколько устаревшей, но главный ее «криминал» в том, что в ней не выявлены характеры героев. Конечно, лиризм Эсмеральды в исполнении потрясающей Мари Ито берет в плен с самого начала. Но почему в том же ключе выстроен и характер ее соперницы Флер-де-Лис? Что же тогда могло пленить Феба (Анатолий Устимов) в резвой цыганочке, если они так похожи?

Эсмеральда-и-Феб-Анатолий-У

Эсмеральда-Мари Ито и Феб-Анатолий Устимов

Обратим эти вопросы и к постановщикам — Маргарите Дроздовой и Михаилу Крапивину (оба народный артисты — СССР и России). Почему Клоду Тролло (Арсений Сайков) не дано практически никаких действий, чтобы хоть как-то показать зрителю, какие страсти кипят под его сутаной?

Сама постановка тянет, скорее, на жанр пришедшего к нам из прошлого драмбалета, особенно ее весьма претенциозный третий акт.

Скажем так: публике предъявлена некая мелодрама с печальным концом, лишь отдаленно напоминающая трагизм самого романа. Возможно, определенной части зрителей такая трактовка композитора, либреттиста, он же хореограф (Владимир Бурмейстер) и постановщиков  понравится, но от Ростовского Музыкального с его возможностями всегда ждут  большего…