Амброзия побежденная

Амброзия, нынче процветающая на обочинах дорог и на пустырях

Какая же она побежденная, удивятся те, кто в августе вынужден покидать регион, страдая аллергией из-за цветения этого сорняка. Но мало кто помнит, как в 1960-70-е годах поля овощей в регионе были покрыты этим сорняком высотой в человеческий рост. Сегодня же амброзию, что называется, поставили на место: процветает она на пустырях, у обочин дорог и газонов. Вытеснить ее туда удалось благодаря науке. Об этой настоящей революции в агроценозах юга России — беседа с доктором физико-математических наук, главным научным сотрудником ЮНЦ РАН Юрием Тютюновым и кандидатом биологических наук, ведущим научным сотрудником ЮНЦ РАН Людмилой Ильиной.

Откуда она взялась и ее вред

Амброзия была завезена в Европу из Северной Америки в ХIХ веке. В Россию ее семена попали вместе с фуражом в начале ХХ века. В наших условиях интенсивнее других видов, пришедших с американского континента, расселяется амброзия полыннолистная. «Взрыв» развития сорняка случился в послевоенные годы — в конце 1940-х — начале 1950-х, причём именно на юге России и Украины, поскольку северней Воронежа ее распространение невозможно: семена не успевают вызревать. Нарушение почв вследствие военных действий создало условия для прорастания ее многочисленных семян, которые в почве не теряют всхожести до 40 лет.

Кроме агрономического вреда (резкое снижение урожая сельскохозяйственных культур и его качества), пыльца амброзии полыннолистной является причиной возникновения многих аллергических заболеваний, которые объединены под названием «поллиноз» от английского слова pollen — пыльца. Эти заболевания называют также сенной лихорадкой, пыльцевой аллергией, сенной астмой.

Олег Ковалев-min

Учёный, победивший амброзию в полях — Олег Васильевич Ковалев

Учёный, изменивший агроценозы юга России

С 1980-го года можно начинать отсчет нового периода борьбы с этим сорняком. В 1960-х годах на юге СССР стартовал крупный проект по борьбе с амброзией с помощью фитофагов — насекомых, пищей которых и является этот сорняк. Разработку биологического метода подавления амброзии возглавил доктор биологических наук Олег Ковалев, ведущий научный сотрудник Зоологического института РАН в Ленинграде, нынешнем Санкт-Петербурге. К работе были привлечены учёные разных стран: находясь на разных континентах, они обменивались биологическим материалом.

И вот в Канаде Олег Ковалев нашел жука, который питается исключительно амброзией и ничем иным — амброзиевого полосатого листоеда. Были проведены опыты это доказывающие (как и то, что к другим растениям этот жук безразличен), и в итоге собраны полторы тысячи особей, мешок с которыми весной 1978 года прибыл на специально подготовленную площадку в Ставропольском крае.

Захочешь есть — полетишь

Амброзиевых листоедов, кстати, родственников колорадского жука, выпускали в поля, отслеживая их «работу».

Замеры количеств жуков показывали, что ареал их распространения расширяется. Когда волна листоеда проходила очередное поле, она полностью очищала его от амброзии. Юрий Тютюнов показал снимки двух полей, сделанные в начале 1980-х — на одном росли кабачки, на другом — картофель. Но отличить одно от другого нельзя: оба покрыты зарослями амброзии высотой в человеческий рост!

Однако «американца»,завезённого на поля Ставропольского и Краснодарского краёв, а также Ростовской области, это не испугало. Наоборот, за десять лет он распространился по всему Северному Кавказу, перешагнув горный хребет. Это удалось герою-фитофагу потому, что он… начал летать.

Амброзиевый листоед, завезенный с американского континента нелетающим, через шесть поколений действительно полетел. Как шутили учёные, Россия — родина Гагарина, здесь и жук полетит. В каждой шутке есть доля истины: когда-то в процессе эволюции амброзиевый листоед способность к полёту утратил за ненадобностью, так как амброзия в Америке была обычным растением с ограниченным ареалом распространения. В России же по принципу «захочешь есть — полетишь» полёт жуку понадобился: при огромной плотности фитофага преимущество получили летающие особи.

На средства для отслеживания результатов этого эксперимента тогда государство не скупилось. Были созданы математические модели, описывающие распространение листоеда: выяснилось, что скорость продвижения его популяционной волны по засоренным полям (вот что значит наличие обильной еды) — доходит до трёх метров в сутки.

Так благодаря Ковалеву была решена проблема амброзии как сельскохозяйственного сорняка. Она больше не является господствующим сорняком на полях, перейдя в разряд сорняков обычных. Теперь в полях с ней можно бороться привычными методами, включая севооборот.

Агрометоды

В стороне не стояли и ученые-ботаники, стараясь найти культуры, которые бы подавляли всходы амброзии, рассказала Людмила Ильина. И они были найдены: на Донской опытной станции масленичных культур в течение трех лет проводился ряд опытов по выращиванию горчицы сарептской. Было показано, что всходы высеянных 200 кг семян горчицы на гектар, позволяют полностью подавить этот сорняк. Хорошими помощниками в этом деле оказались люцерна, клевер, луговые травы. Они дают такую массу побегов, которые не дают взойти семенам амброзии, подавляя и рост наметивших ее всходов. То есть, включая в севооборот такие культуры, можно полностью уничтожить этот сорняк.

Победа?

Но вот СССР «почил в бозе», и финансирование наблюдений за распространением жука прекратилось. Дать объективную оценку итогам проекта удалось лишь недавно. Под руководством академика РАН Геннадия Матишова на средства гранта, выигранного в 2012 году, учёными ЮНЦ проводились экспедиции по исследованию полей Ставрополья, Ростовской области и Краснодарского края. Они показали: если в 1970-80-х квадратный метр пашни содержал до 10 тысяч семян амброзии, то сегодня данный показатель на два-три порядка ниже. По оценочной шкале это соответствует слабой и очень слабой засорённости.

На спутниковых снимках 2012-13-х годов также видно, что сохранилась амброзия лишь по краям полей. То есть, сплошных участков, заросших этим сорняком, уже нет.

Как бороться с ней сегодня

Однако амброзия — растение терпеливое, и может дать вспышку через много лет, дождавшись хороших условий. В том же Ростове экскаваторы изрядно рыхлят почву при проведении точечной застройки. В итоге — «вспышки» амброзии уже в черте города. И тут во весь рост встает вторая проблема.

Как уже сказано, амброзия — агрессивный аллерген. И проблема ее существования в населённых пунктах, этот ужас аллергиков, не решена до сих пор. А ведь решение в свете сказанного лежит на поверхности. Как конкурент культурам, подавляющим ее рост, амброзия весьма слаба. Так что если на газонах, представляющих собой сегодня зачастую парковки для машин, будут расти травы, и не один год, про амброзию можно будет забыть.

Каждый пятый житель Ростовской области подвержен аллергии на пыльцу амброзии.

А где же памятник?

Методу борьбы с нежелательными растениями с использованием фитофагов уже более полутора веков. В США был похожий случай использования фитофагов, правда, злостным сорняком на континенте оказался обыкновенный зверобой. Попав из Европы на другой континент, это растение стало быстро распространяться, не имея естественных врагов. Заняв огромные территории, он стал таким же вредным сельскохозяйственным сорняком, как и на юге России амброзия в 1950-х и далее годах.

Поиски американских ученых привели их в Европу, где был обнаружен другой листоед, питающийся зверобоем. Он был выпущен на поля, которые очистил от зверобоя. Потом этому жуку поставлили памятник. В мире это не первый случай благодарности полезному насекомому: есть памятник бабочке-огнёвке, которая в Австралии съела опунцию.

А в России нет памятника амброзиевому листоеду. Более того, Олегу Васильевичу Ковалеву никто и спасибо не сказал. Единственное, что утешает: ученый, покинувший этот мир в июне 2019-го, успел увидеть результаты своего труда. А это бывает не так уж часто.

Итог беседы ученые подвели следующим образом: амброзией природа залечивает свои раны. То есть, как у нее нет плохой погоды, так и нет плохих растений: кто-то же должен кислород производить. Так почему бы не амброзия, растение хотя и теплолюбивое, но при этом неприхотливое… На пепелищах пожарищ она также растет хорошо. Словом, ей хорошо почти везде, потому понятно, почему амброзиевый полосатый листоед считается по полезности вторым в мире после семиточечной божьей коровки, поедающей тлю.