В донецком «Родничке» детям и взрослым возвращают веру в себя

В Ростовской области на сегодняшний день создано 16 детских приютов, 32 Центра помощи семье и детям. Семь лет назад для создания такого же Центра в городе Донецке под названием «Родничок» было выделено здание муниципального детского сада, правда, в состоянии весьма запущенном. Его, как водится, привели в порядок сами социальные работники. С той поры любая семья в городе, обратившаяся сюда за помощью — то ли материальной, то ли юридической, то ли психологической — становится на учет. Нынче в папках Центра хранятся дела 3138 семей. Это данные конца третьего квартала 2002 года, и число семей, нуждающихся в помощи, продолжает медленно, но верно расти.

А кто поможет им еще?!

При этом Центре существует в единственное в области стационарное отделение медико-социальной реабилитации для детей с ограниченными возможностями. Название это звучит более чем деликатно и не всем дает возможность понять, что принимают сюда на реабилитацию детей с врожденной патологией.

Более всего запомнились во время путешествия по этому отделению, в котором сопровождала нас директор Центра Ирина Олеговна Козлова рисунки-тесты маленьких пациентов. Практически к каждому рисунку прилагался комментарий психолога, в котором написано: «Плохой контакт со взрослыми в семье!»

Большинство детей, прибывающих на реабилитацию — из семей неблагополучных. По утверждению Ирины Солиной, воспитателя, работающего здесь со дня открытия отделения и имеющего дело с самыми маленькими (от трех до шести лет), зачастую приходится учить детей не только общаться друг с другом, но и ложку держать! Приезжают сюда малыши, которые в свои три года не умеют разговаривать, а есть и такие, которые из слов, кроме нецензурной брани, не знают ничего!! Вот и учат их прежде всего нормальной речи (этим занимается логопед Валентина Гомова), причем обучение практически каждого вопитанника идет по индивидуальной программе.

Многое, прибыв в это отделение донецкого Центра помощи семье и детям, эти ребятишки видят впервые — и чистое белье, и… котлеты, и заморские фрукты (питание в отделение пятиразовое). Долго еще будут здесь вспоминать мальчика, родившегося с вывернутыми ступнями, которого родители уверяли, что, кроме как резиновых сапог, ему ничего нельзя надевать. Так и ходил мальчишка и в морозы, и летом в этих самых сапогах. И только в отделении впервые летом у него на ногах оказались тапочки!

Проходила реабилитацию в отделении и девочка, у которой практически отсутствовали руки. «Игра природы» — кисти оказались у нее на плечах. И она даже не подозревала о том, что все-таки многому сможет научиться. До сих пор висит в отделении меню в рамочке, которую вырезала из бумаги она сама. Мальчика с одной рукой научили здесь и подметать, и стирать. Какой пример для других, лишенных столь явно выраженных физических недостатков! Это и ставят свой задачей педагоги, воспитатели, медики, работающими в течение двух месяцев(такова продолжительность одной смены) — воспитать в ребенке веру в себя. Конечно, этого времени недостаточно, чтобы окончательно сформировать жизненную позицию тех, кому всю жизнь придется более чем другим, здоровым, бороться за свое место под солнцем. Но возможность вернуться для продолжения курса реабилитации у ребенка есть — заявления от родителей принимаются в местных отделах соцзащиты, которые и рекомендуют областному министерству труда и социального развития, кому же выделять сюда путевки.

Думается, что ребятам из дальних хуторов, попадающим в донецкое отделение, надолго запомнятся и посещение народного краеведческого музея в городском техническом училище N 49 (впрочем, и у Центра есть свой краеведческий уголок, куда сами ребята с преподавателями собирают еще оставшиеся на чердаках у бабушек предметы старины), и визиты в местную школу искусств на художественные выставки, и то, как занимаются с ними педагоги, приходящие со станции юных техников и юных натуралистов. Помогали ребята своим воспитателям во главе с заведующей отделением Татьяной Абрамовой принимать участие в городском конкурсе «Мисс Милосердие», да так здорово, что заняла их команда первое место, что удостоверяет и чайный сервиз, полученный в награду.

Глубокой медицинской реабилитации детям здесь дать не могут(база не позволяет), но все специалисты и кабинеты медико-социального отделения Центра помощи семье и детям — к их услугам: а это массаж, и ЛФК с яркими цветными модулями и сухим бассейном, полученные по Федеральной программе «Дети России», и пять видов физиолечения, в том числе и аэрофитокомната. А уж кабинет психолога, если сначала посещается с некоторой опаской, то в конце смены ребята сами бегут сюда со своими проблемами.

Но проблемы есть и у самого Центра, и не рассказать о них было бы неправильным.

За счет чего растет население страны

Порадовались мы недавно, узнав о предварительных итогах Всероссийской переписи — нас, оказывается, побольше, чем предполагалось при таких экстремальных условиях жизни. Только вот о том, кем же сейчас «прирастает» население страны, думается, постараются говорить не очень громко. А ситуация более чем серьезная.

Как уже было сказано, на учете в центре 3138 семей — это пятая часть населения Донецка. Две трети от этого числа составляют семьи, где есть дети с патологией. Есть многодетные семьи, где все дети — инвалиды. Есть женщины, многочисленные свои гражданские браки не зарегистрировавшие, уже лишенные родительских прав на своих детей из-за асоциального образа жизни, но продолжающие рожать и рожать. Есть многодетные семьи с детьми-инвалидами, которым не рожать не позволяет вера.

Как не вспомнить пример Узбекистана, где государство осознало, что помощь всем, подчеркнем, всем матерям оно оказать не может. Поэтому там — за первого ребенка — пособие и честь его родившей матери. За второго — никакого пособия. А за третьего — и штраф уплати. В этом среднеазиатском государстве поняли, наконец, что многодетность существует, в основном, в горных кишлаках, где поить ребенка настоем опия для успокоения — привычное дело. Значит, не злодейство — такое положение дел, а забота о сохранении генофонда нации. А у нас?…

Кто нуждается в пособии, работая, а кто — поплевывая в потолок

Но существуют в том же Донцке другие примеры, когда крайне нуждающиеся семьи все-таки ухитряются, несмотря на отчаянное материальное положение, не только давать возможность детям оканчивать полную среднюю школу, но и отправлять их учиться в школе искусств. Из стоящих на учете в Центре таких семей около тысячи. Вот таким бы семьям и помогать государству, но… Наши асоциальные мамочки уже хорошо поняли, что именно они являются приоритетом в такой помощи. Появились «профессиональные» получатели материальной помощи, да разве только в Донецке? В любом городе и районе социальные работники приведут многочисленные примеры таким «социальным нахлебникам».

Вот логика такой мамочки: зарплата на «Донецкой мануфактуре» — чуть больше тысячи рублей (кстати, цифра более чем удивительная, учитывая популярность продукции этого предприятия в Ростове и других городах), пособие на ребенка-инвалида — около 700 рублей. Чтобы я из-за каких-то 300 рублей «пахала»?!

Да, зарплаты сейчас более, чем низкие. Но будем надеяться на трехсторонее Соглашение Союза работодателей, областной администрации и профсоюзов области, которые собираются вскоре поднять минимальные зарплаты до уровня прожиточного минимума. Может быть, тогда и стоит поставить вопрос насчет пособий хотя бы на уровне донского края — кому выдавать материальную поддержку от имени общества, а кому — нет.

Какие у них права? Да — никаких!

У социальных работников действительно — море обязанностей и невероятно мало прав. Например, почему лишением родительских прав занимается минобразования, а не та сфера, которая и имеет дело с неблагополучными детьми — социальная? У инспектора донецкого городского отдела образования, занимающегося этим вопросом — еще масса других обязанностей, потому, скорее всего, и дела о лишении родительских прав, которые необходимо решать немедленно — ради спасения ребенка! — длятся годами. За примерами ходить далеко не надо: папа — в тюрьме, из оставшихся на свободе членов семьи пьют прабабушка, бабушка и мать-инвалид. Три года соцработники добиваются лишения ее родительских прав. Результата — никакого. И уже подросший 11-летний сын, которого еще несколько лет назад можно было увести из этой семьи, натерпевшись от родственников, теперь колотит их немилосердно и сам…пьет.

Это в американских фильмах соцработники могут без разговоров отобрать ребенка у матери, которая, с их точки зрения, плохо обращается с ребенком и не может обеспечить ему достойную жизнь. У нас на соцработников «заботливые» родители спускают собак, встречают их топорами. В положении о Центре помощи семье и детям записано о том, что работать его сотрудники могут лишь с теми, кто сам обращается к ним за помощью. А как быть с теми семьями, где родители-алкоголики пропивают материальную помощь, выданную на детей?! Даже если ребенка будут убивать в закрытой на все замки квартире, и тогда сам социальный работник не может туда войти. Но и воспользовавшись помощью сотрудника милиции, оказать помощь также не просто. У дверей одной квартиры, где ребенок был заперт уже несколько лет, пришлось простоять долго, пока милиционер, чтобы выманить нерадивую мамашу, догадался… выкрутить пробки! Так потом и он не знал, как объясняться в прокуратуре, куда хоть нерадивая, но шибко грамотная родительница написала заявление о том, что ее — ни много, ни мало! — собирались убить!!

А «город» их не любит

С городскими властями у Центра помощи семье и детям, учреждения подчинения областного, сложились отношения интересные. Как бы и не имеет Центр к нам никакого отношения — вот позиция исполнительной власти. Просит Ирина Олеговна забор вокруг здания поставить (ведь по десять мешков мусора, выброшенного местными жителями, дворник каждый день выгребает!) — никакой реакции! Предложили вести в местной газете «Донецкий рабочий» полосу, посвященную социальным проблемам, — опять реакции никакой. Ну, об обычной помощи Центру даже и вопрос не стоит — как будто не проходят реабилитацию в Центре (в поликлинических условиях) 293 (!) ребенка-инвалида из самого Донецка. А это та же ЛФК, массаж, физкабинет, услуги логопеда, психолога. И это помимо тех 30 ребятишек в стационарном отделении, на которых приходится 25 педагогов и воспитателей, а не по два на одного воспитанника, как полагается в таких учреждениях.

А намедни приключилось — по-другому не скажешь! — следующее: выделили городские власти 873 новогодних подарка для семей, стоящих в Центре на учете. Причем, сами же решили, что подарки предназначены для многодетных семей и детям-инвалидам. Сами решили, в своих кабинетах, не посоветовавшись с теми, кто с этими семьями работает. А среди осчастливленных есть такие семьи (см. выше), где многодетным родителям ничего не стоит и пропить подарочек. Так не лучше ли было предназначить хоть часть этих подарков тем семьям, которые помощи не просят, а сами тянутся изо всех сил — той же маме, которая одна зарабатывает на жизнь да еще детей в школе искусств учит?! Такое, видимо, и в голову не пришло представителям исполнительной власти, так как предложено было соцработникам исполнить лишь роль «почтовых голубей» — разнести выделенные и уже распределенные подарки по домам… Справедливости ради стоит отметить и такой факт: в этом году третьего декабря, в День инвалидов, в первый раз за три года существования отделения работы с местными детишками-инвалидами в Центре появились с поздравлениями и подарком-фотоаппаратом представители городской администрации.

Единственный культурный центр на всю округу

Подобные «мелочи» не могут, однако, существенно повлиять на тот факт, что Центр помощи семье и детям в своем микрорайоне, где проживают десяиь тысяч человек, является чуть ли не единственным культурным центром. Именно Центр, а не стоящая через дорогу школа, приютил кружок брейк-данса, танцоры которого подружились с ребятами-инвалидами. Именно здесь работают женский клуб «Аксинья», клуб «Помоги себе сам» для родителей детей-инвалидов, подростковый клуб «Диалог плюс», другие детские кружки. Вместе с Центром занятости здесь помогают устроиться на временную работу и ученикам школ, и на постоянную работу — подросткам. Летом на базе Центра помощи семье и детям в Донецке с помощью местного отделения фонда соцстрахования, обеспечившего питание, работала летняя площадка, где отдохнули около ста детей из малообеспеченных семей. Работает в Центре с 18.00 до 6.00 «телефон доверия», куда в месяц поступают в среднем 250 звонков. И это при крайне малой телефонизации самого города!

***

Отрадно, что в социальной сфере работают такие энтузиасты и оптимисты, которых довелось встретить в донецком Центре помощи семье и детям. Печально, что по большому счету лишь областная власть печется об «униженных и оскорбленных» нынешними реформами.


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.