Добрая воля к жизни

В стране существуют шесть опорно-экспериментальных центров, которые, работая с больными детским церебральным параличом, вошли в федеральную целевую программу “Дети-инвалиды”. Один из них – “Добродея” – находится в городе Шахты Ростовской области. За время его деятельности с 1994 года курс медико-социальной реабилитации прошли 2136 детей-инвалидов, причем у 60 процентов из них наблюдалось значительное улучшение состояния здоровья.

- Природа опять пытается поставить человека на четвереньки, мы же делаем все, чтобы этого не случилось! – это Николай Михайлович Чурилов, заведующий отделением медицинской реабилитации “Добродеи”, человек с прозрачным иконописным лицом просвещает приехавших журналистов о цели существования центра. Страшный это диагноз – ДЦП. Он означает, что на ранней стадии внутриутробного развития у ребенка произошел сбой в построении клеток головного мозга. Причин может быть сколько угодно: инфекция, подхваченная будущей мамочкой, нехорошая наша экология, радиация – в том числе, вредные условия труда. Да разве все перечислишь? Но не нужно считать, что мы “впереди планеты всей” по этому поражению человеческого организма. Пять-девять процентов новорожденных с ДЦП – это во всех странах нашей планеты. И наиболее эффективную медицинскую помощь можно оказать ребенку на первом году жизни.

В “Добродею” попадают ребята в возрасте с трех до 18 лет. С медицинской точки зрения им помочь еще кое в чем можно, но главной задачей здесь ставится помочь ребенку приспособиться к окружающей, такой сложной для него жизни. Этим в поликлиниках и санаториях не занимаются. Итак, смена здесь два месяца и принять одновременно в “Добродее” могут 55 человек. Каждый попадающий сюда по путевке отдела своего местного отдела соцзащиты (а едут сюда дети со всей области!) проходит полное обследование, после чего составляется план индивидуальных реабилитационных мероприятий, в работе над которыми принимают участие все специалисты. Всего же сотрудников в “Добродее” в два раза больше, чем самих пациентов.

Что же делают здесь с детьми? Если кратко – учат жить. Ведь многие, попадая сюда, даже ложку в руках держать не умеют, а родителям и в голову не приходит, что этому можно научить ребенка с пораженным опорно-двигательным аппаратом. Остается только поражаться терпению и настойчивости педагогов и врачей. Екатерина Павловна Шульга, директор центра, вспоминает про мальчика, который приехал сюда в скрюченном состоянии и ту самую ложку в руках держать не умел. Научили есть самостоятельно. Потом стали распрямлять спину. Распрямили, а ложку он по-прежнему доносит до того уровня, где была голова на согнутой шее. Научили потом и ложку на нужную высоту, то есть, до рта подымать. Словом, смех сквозь слезы. Впрочем, плачут здесь только слабонервные журналисты от жалости к детям, обреченным отличаться от своих сверстников. А сотрудники свои слезы оставили в первых годах существования “Добродеи”. “Мы не жалеем детей, – так и говорят.- Мы с ними работаем!”

И что, наверно, самое важное – дети сами себя в “Добродее” жалеть перестают. Они понимают, что здесь могут научиться многому – не только себя обслуживать, но и получить допрофессиональную подготовку. Швейную мастерскую и компьютерный класс подарили немцы из города-побратима Тельзенкирхен. Они, собственно говоря, про “Добродею” и не знали. Просто привезли сюда, на Дон, гуманитарную помощь. Но когда попали на Текстильную, 27, где и располагается центр в здании отремонтированного бывшего детского садика, то поняли, что все привезенное необходимо оставить именно здесь. Теперь многие девочки покидают “Добродею”, умея шить, а также вязать. Да что девочки, замечены в швейной мастерской и мальчики. У многих в центре как бы второе дыхание открывается. Потому-то и рвутся дети сюда обратно и со своими друзьями годами потом переписываются.

13-летняя Нелли Обухова проходит курс реабилитации здесь с трех своих лет каждый год. Так что “Добродея” ей как дом родной. Здесь ее не только лечили, но и научили шить и макраме плести, а также танцевать и петь. Женя Христофоренко – из города Пролетарска. Ее мама Светлана Николаевна поначалу не хотела оставлять дочку одну, уговаривала оставить и ее в каком угодно качестве. Но и ее уговаривали и уговорили-таки уехать. Вернувшись, она была поражена результатами. Женя сама умывается и одеваться научилась. Стала уравновешенней. Более того, потянуло ее к живописи. Кисточку и карандаш пока держать в руках не получается, так она рисует, держа кисть в зубах. А на прощальном концерте, который довелось увидеть, она, сидя на коврике, исполняла пластическую композицию!

А ребята постарше такие коленца танцевальные выделывали, что и мысль поневоле закрадывалась: неужто и эти-то больные?! Да, увы! Но вот что значит работать над собой! Вот какой результат можно получить, если не позволять лениться не только душе, но и телу! А в реабилитационном деле это прежде всего. И начинается работа над своими негнущимися руками-ногами в кабинете ЛФК, где, по словам тренеров, можно добиться многого. А здесь и сухой бассейн, и подтяжки-перетяжки, и лабиринты, и брусья с турниками – словом, все, чтобы стать на ноги. Много чего взяли врачи из йоги, из венгерских методик, да и свои разработки имеются, коими делятся шахтинцы с коллегами из прочих 58 реабилитационных центров, работающих с детьми, больными ДЦП.

Впрочем, здесь не только развивают, но и пытаются лечить операционным способом. На полставки работает в “Добродее” врач-хирург из местной больницы. И не просто работает, а уже прошел соответствующую специализацию и теперь делает такие операции, о которых в других местах и не слышали. Потом прооперированный ребенок попадает в “Добродею” в руки специалистов, что очень важно в послеоперационный период и что дает обычно очень хороший эффект. Так, стала опираться на свои ноги Оксана Гайдукова из села Самарского. Умница и красавица, она и запела в центре, и голосочек-то у нее оказался красивым и звучным. Впрочем, в “Добродее” это не редкость, когда дети, никогда не занимающиеся музыкой, начинают играть на разных инструментах. Старшие мальчики обязательно играют в футбол и помогают обустраивать двор.

Развернута во дворе и стройка: еще получая это здание в 1993 году, задумала Екатерина Павловна Шульга построить здесь бассейн, но не сухой, а самый настоящий. И сейчас, когда пошло достойное финансирование “Добродеи”(а то ведь до чего доходило – в нелегком 1998-м ходила выпрашивать пшено с горохом, на большее не отваживалась!), и на полы “Добродеи” устлали коврами, а углы заняла мягкая мебель, появилась возможность сделать смету, а потом и строительство начать. Бассейн глубиной в метр и двадцать сантиметров будет вместе с сауной – это на первом этаже, а на втором расположится зимний сад, цветы для которого дети уже выращивают вместе со своими наставниками. Следующая мечта – это пристройка для проведения полноценной допрофессиональной подготовки, о чем и просьбу свою направила Екатерина Павловна в областное министерство труда и социального развития. Это сейчас она – такая смелая, впрочем, еще смелей была, когда согласилась возглавить сам центр. Когда же пришла… Словом, трудно, очень трудно было в первый год работы, пока не увидела, как попавшие сюда дети любят друг друга.

Но работать, как оказалось, необходимо и с родителями. Ведь это на них падает весь груз работы после отъезда отсюда. Тяжелейшей работы по разрабатыванию мышц, суставов, навыков, потому что перерыв в три месяца отбрасывает ребенка на прежние позиции. Поэтому каждую четвертую субботу в “Добродее” устраивают консультации для родителей. И что самое удивительное – очень часто таких детей воспитывают одни отцы. Матери, как ни странно, порой не выдерживают обрушившееся на них испытание. Но ведь есть семьи, у которых и приехать в Шахты-то денег нет. Вот для этого существуют выездные бригады, которые выбираются в отдаленные и не очень районы области. В апреле были в Семикаракорском районе, где провели консультации для всех 24 ребят, в этом нуждающихся, которых собрали из всех хуторов. В мае на очереди – Зверево и Кагальницкий район.

Рассказы и про дистанционное обучение педагогов “Добродеи” в аналитическом научно-методическом центре “Развитие и коррекция” в Москве, и про выступления их же на научно-практических конференциях, вид специально обустроенных комнат для инвалидов-опорников, вдохновлял, но все время что-то не давало покоя… Стоп! Ну, конечно, дата основания центра – 1993 год. То самое время, когда казалось, что основы рушатся, все уничтожается и летит в тартарары. Но именно в это время и начался не только капитальный ремонт здания бывшего детсада для “Добродеи”, но и подбор настоящих профессионалов для работы с больными детьми. Знаете, как нашла Екатерина Павловна Шульга своего замечательного доктора Николая Михайловича Чурилова? Зашла она в детскую поликлинику. Прием уже закончился, а у кабинета, где принимал доктор Чурилов, была очередь человек в тридцать. “Вот этот нам и подходит!” – решила Шульга. И не ошиблась. Потому что настоящие профессионалы, и когда все летит в тартарары, и когда обстановка для работы благополучная, делают свое дело добросовестно. Что могут подтвердить тысячи детей, побывавшие в Шахтах и определившихся в этой жизни благодаря им, людям, которые никогда не бросят своих подопечных, чтобы не случилось.


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.