Донские казаки в 1812 году: и тактики, и стратеги

Художник-В.Мазуровский

В.Мазуровский. Платовские казаки под Миром (1912 год)

Про участие донских казаков в Отечественной войне 1812 года не рассказывает даже музей этой войны, созданный в Москве. А ведь ими сделано немало для победы русской армии. Подробности этой кампании «Живой Ростов» обсудил с доктором исторических наук, заведующим лабораторией казачества ЮНЦ РАН Андреем Венковым.

Воевали непрерывно

— Я никак не могу забыть вашу фразу насчет того, что Отечественная война 1812 года была рядовым эпизодом в послужных списках донских казаков. Они — что, непрерывно воевали и в ХVIII, и в начале ХIХ века?

— Первые 15 лет ХIХ века — это сплошные войны. Это две войны с французами — с 1805-го по 1807-й годы и с 1812-го по 1814-й, война с Персией — с 1804-го по 1813-й, война с Турцией — 1806-го по 1812-й, война со Швецией за присоединение Финляндии — с 1809-го по 1810-й, в Австрией — 1809-й. Ну и посчитайте, сколько одновременно Россия вела войн одновременно — и все с участием донских казаков.

— А правда ли, что донских казаков не очень-то и хотели брать на войну 1812 года?

— Ну, у нас сложилась такая традиция: половина казаков воюет, половина сидит дома. В случае чрезвычайной ситуации дома оставляли треть. Горький опыт показывал, что если на войну уйдут все, то могут случиться нападения на беззащитные станицы. Был случай в Усть-Быстрянской во время одной из русско-турецких войн, когда женщинам одним пришлось отбиваться от черкесов.

Но когда случилось нападение наполеоновских войск на Россию взяли последнюю треть в виде ополчения. Набрали 27 полков.

Тактика степной войны

— Давайте вспомним сражение у Мирского замка, когда враг впервые потерпел поражение от россиян, и это были донские казаки!

— Под Мирским замком было два боя. Казачьих командиров никто никогда не рассматривал в качестве стратегов. А тут казаки проявили военную хитрость: заманили, выведя на засаду, ну и побили. Под Мирским замком Платов применил тот же прием, что и англичане, и прусаки под Ватерлоо: во время боя подходит часть, снятая с фронта и проделавшая долгий марш, потому никто ее здесь не ожидал.

Это случилось в годовщину Полтавской битвы, авангардом у наполеоновских войск шли поляки. У французов всегда были проблемы с конницей. Еще Энгельс писал, что французы были самыми плохими наездниками, когда-либо украшавшими седло. Лучшими кавалеристами Европы считались венгры и поляки. А казаков считали отрицательным брендом России, так как они принесли в Европу тактику степной войны.

— Чем же они удивили так европейцев?

— Воевали не по европейским правилам. Принципы степной войны заключаются в том, чтобы выжечь все в округе, чтобы противнику не досталось ничего, и даже лошадей было нечем кормить. Так в свое время татары защищали Крым, потому все походы Василия Голицына заканчивались неудачами.

Но во время наполеоновских войск отношение к казакам переменилось. Все, что награбили французы в Москве, потом досталось донским казакам и было отправлено на Дон. Церковное золото и серебро отправили в Петербург. То есть, в Европе они не занимались грабежами.

— Казаков выставляли в арьергард при отступлении, а при наступлении они шли в авангарде. Это — за смелость и умение воевать?

Adrian_Denisov1

Адриан Денисов

— По принципу — кого не жалко. Ермолов во время войны сказал казакам, что они ведут себя не как поданные, а как союзники. Вспомним, что каждый казак — профессиональный воин. Если они слышали непрофессиональный приказ, они уклонялись от его исполнения. Мемуары об участии казаков в Отечественной войне 1812 года оставил Адриан Карпович Денисов. Так вот он пишет, что русские офицеры не понимают: что для них плохо, для казаков, наоборот, хорошо.

— Например?

— Например, зачем выстраиваться войскам шеренгой и так стоять? Казаки понимали: в шеренге их попросту выбьют по одному. Потому они противнику заранее не показывались, шли редкой цепочкой, в которой пику использовать никто никому не мешал, а стрелку попасть во всадника трудно.

Деремся с врагом, когда нам удобно

Опять же по поводу стратегии, которая вырабатывалась военным опытом. Платов в письме указывал Кутузову в 1812 году, куда Наполеон будет отступать. Но пока до Кутузова эта информация дошла, пока русский генералитет переругался между собой, Наполеон ушел именно в указанном направлении.

При сражении под Лейпцигом Платов опять пишет главнокомандующим, куда будет в случае поражения отступать Наполеон и предлагает сделать там заслон силами своего корпуса. Его поставили на прямо противоположное направление, что и позволило остаткам французской армии уйти.

Тот же Адриан Денисов пишет, как поразить волю противника и заставить себя бояться, как заставить того же противника драться, когда казакам будет удобно. У польской конницы снижалась самооценка из-за постоянного «беспокойства» их казаками.

— Это легенда или правда, что Платов обещал отдать замуж свою дочь тому, что пленит Наполеона?

— Есть такая легенда, но такого приказа — нет. У Платова вообще-то было много детей.

— А теперь насчет формы. Никогда не понимала, как можно воевать в белых лосинах, и опять же есть легенда, что казаки надевали на себя в бой одежду похуже.

— Они надевали парадную форму, чтобы поднять боевой дух перед сражением. Но у донцов форма была однотонная, синяя. А у французов форма была тоже синяя, но лацканы во всю грудь белые, стреляй — не хочу. Была еще одна особенность: нежелательно было иметь серого коня. Серый цвет — считай, седина, значит, со здоровьем у лошади не все в порядке. Однако из особой лихости командиры ездили на серых и белых конях — мол, ничего не боюсь.

Лучшие кавалеристы Европы

— То есть, в бою были особые приметы?

— Перед тем, как драться, учили командиры малоопытных казаков, ты заранее наметь того, кого хочешь убить. Это в русской армии стреляли в кого Бог пошлет. Если казак убил в бою противника, он свое дело уже сделал. И ему следовало уходить. Поэтому знаменитая картина Дезарно, на которой изображен казак, который убил одного противника и дерется с другим, причем метит он пикой в скатку, хотя целиться обязан ниже пояса, чтобы-либо сбить с коня, либо серьезно ранить. Словом, эта картина — французская фантазия.

— А теперь по поводу оружия. Правда ли, что Наполеон понимал, что с этим у него что-то не то, особенно после того, как увидел казаков с их тогдашними саблями, и даже хотел провести соответствующую реформу, но не успел.

— Есть такая легенда: когда Наполеон стал набирать кавалерию из поляков (а у них, как и у казаков, традиционное оружие — пика), то даже на одной из картин запечатлено, как один поляк с пикой дрался с тремя французскими гусарами, и оказался непобедим.

Сегодня показывают фланкировку шашкой, но такого никогда не было: так обращались с пикой. Она длиной доходила до пяти метров, но, в основном, была 2, 8 м. Начни крутить ею, и никто к тебе подойти не сможет. Потому Наполеон и набрал себе в армию 18 полков польской кавалерии. И, кстати, из России они ушли в гораздо лучшем состоянии, чем французы.

— А почему так получилось, что французы оказались никакими наездниками?

— Чтобы стать хорошим кавалеристом, на лошади нужно ездить с детства. Когда в Вешенской стали в связи с возрождением казачества проводить конные праздники, то местные мальчишки с хуторов выглядели, как приклеенные к лошадям.

И воевать надобности не было

— Вернемся к ополчению. Когда оно подошло и вступило в сражения?

— Когда французы ели, пили и морально разлагались в Москве, к русским войскам в конце сентября 1812 года добавились 12 тысяч казаков, то есть, свежей конницы, с Дона. Но опять же казаки свои силы зря не тратили. Тот же Денисов писал: «Когда перед тобой отступает противник, делай вид, что его окружаешь. Он будет отступать быстрей, и оставлять за собой много уставших, а потому отставших, которых ты просто заберешь без боя. Так, проехав 100 верст, можно забрать в плен половину армии». Что казаки и делали, находясь в авангарде.

Поэтому, когда Платова обвиняли: мол, что это вы не воюете, надобности в этом не было. Вспомним, что французы отступали по старой Смоленской дороге. А этот путь ими был разграблен еще при их наступлении.

Потери этой, как ее называли, Великой армии были огромны. Во-первых, никто не думал, что будет столько пленных: не заготовили никаких бараков, не заготовили для них еды. Потому сдались они или нет, они были обречены.