Забытое имя

Сегодня из группы ученых, получивших Сталинскую премию 1942 года за разработку методики получения отечественного пенициллина, спасшего во время Великой Отечественной не одну тысячу жизней, помнят только имя Зинаиды Ермольевой. И то благодаря книге Вениамина Каверина “Открытая книга”, прообразом героини которой стала Зинаида Виссарионовна, и снятого по нему телевизионному сериалу. А ведь работала она не одна, и одну из высших наград в стране получала также не в одиночку. Лидия Михайловна Якобсон, уроженка Роствоа-на-Дону – одна из ее соратниц. Если бы мы были более памятливы, то 28 октября 2003 года отметили бы 100 лет со дня ее рождения.

Как хорошо, что существуют домашние архивы! Сегодня неблагодарные потомки стремятся овладеть скорее недвижимостью, оставленной им в наследство бабушками и дедушками, чем такими “эфемерными” знаками памяти, как фотографии прошлых лет, письма, личные документы. Так и пропал бы архив Лидии Михайловны Якобсон, если бы не дочь ее подруги со студенческих лет Лидия Борисовна Ольшанская, приехавшая в Москву и забравшая его в Ростов. И теперь восстановить память об этой замечательной женщине мы можем не только по воспоминаниям членов семьи Ольшанских, но и по документам. А среди них попадаются бумаги, в которых образ эпохи представлен очень ярко. Вот о чем, к примеру, могла писать лауреат Сталинской премии, профессор Ермольева начальнику домоуправления N 26 т.Григорьеву 30 мая 1947 года:

- В квартире N 47 вверенного вам дома проживает профессор научного института (Всесоюзного научно-исследовательского института биологической профилактики инфекций – прим.В.В.), лауреат Сталинской премии, доктор билогических наук Л.М.Якобсон. Она имеет комнату в 12 квадратных метров, в которой проживает совместно со своей сестрой. Незначительность площади лишает проф. Якобсон возможности работать дома: нет места для рабочего стола, негде поставить книжный шкаф и т.д.

Между тем работа не только такого крупного научного работника, каким является проф.Якобсон, но даже рядового, требует наличия дома значительного количества книг, спец.журналов и справ. изданий.

За отсутствием возможности работать дома проф.Якобсон вынуждена тратить вермя на разъезды по библиотекам. Забота об ученом, о создании для него соответствующих условий работы, так неободимой стране – предмет особого внимания со стороны партии и правительства. В данном случае домоуправление легко может прийти на помощь проф.Якобсон, дав согласие на увеличение площади комнаты за счет прихожей. Институт, исходя из интересов выполнения возложенных на него задач, просит домоуправление разрешить проф.Якобсон произвести необходимую установку перегородки.

Показываемые обычно в кинофильмах тех лет профессорские квартиры были, судя по всему, лишь у единиц. Остальные научные работники жили, скорее всего, в условиях, не очень-то отличавшихся от тех, в которых жила лауреат Сталинской премии.

Это была традиционная “коммуналка” в центре Москвы в Борисоглебском переулке. Но профессор, привыкшая стойко переносить тяготя повседневной жизни, особо не жаловалась. Она, наверно, не один раз благодарила судьбу хотя бы за то, что в Донской (бывший Варшавский) университет она поступила в 1919 году, когда принимали туда, проверив знания абитуриентов, а не их классовое происхождение. Ведь ее семья, переехавшая в Ростов-на-Дону из Прибалтики “до 1917 года”, имела прачечную, а стало быть, считалась буржуазной. И разве имел значение тот факт, что работали на своих клиентов все члены семьи?! Работала и маленькая Лида, как и ее два брата, и две сестры, одновременно обучаясь в гимназии.

“Молот”, 3 февраля 2003 года, с.3


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.