Никто не должен мешать развитию Танаиса

Психологи определяют таких людей как “демонстративные личности”. Постоянное предъявление себя окружающим является способом их существования. И не было бы в этом пристрастии большой беды, если бы не одно “но”. Обычно у таких людей за громкими словами – ни одного реального, до конца доведенного дела. Таким человеком и является бывший директор заповедника “Танаис” В.Ф.Чеснок. Окружение, знающее о нем самом по его же рассказам, уже который раз организует кампании в его защиту. Те же, кто пытался с ним делать дела, вспоминают об этих временах с ужасом. Так на что же “положил жизнь” человек, ныне судящийся с заповедником, где он проработал – ни много, ни мало! – 30 лет?…

Странная это любовь…

Вроде бы начинал свою работу в “Танаисе” Чеснок с бурной деятельности: в Ростове на каждой афишной тумбе висели афиши, призывающие посетить заповедник. На территории “Танаиса” стали возникать постройки. Правда, напоминали они собой бараки (в одном из них до сих пор располагается музей всероссийского (!) значения), но Чеснока это не смущало. Нарушения норм хранения фондов музея, которые он ставит в вину нынешней администрации заповедника, были заложены и утвердились именно тогда. “Вороньи слободки”, где вынуждены обитать сотрудники, также появились в то время, когда Чеснок руководил заповедником “Танаис”.

В середине 80-х годов встал вопрос о новом здании для музея. Взялся делать его проект нынешний академик архитектуры ростовчанин Евгений Миронов. Толком выяснить у Чеснока, каким видит заведующий новый музей, ему так и не удалось. Валерий Федорович на подобные вопросы сочувствующих обычно показывал на свою голову и гордо говорил: “Музей – здесь!” Привезенный с экспертизы из министерства культуры РСФСР проект не получил никакого дальнейшего продвижения – ведь над этим надо было работать, чего Чеснок делать не хотел. Да и попросту не умел. А ведь после определенной доработки проекта Миронова можно было говорить о строительстве достойного “Танаиса” музея еще в советские времена.

В 1981 году постановлением Ростовского облисполкома под музей-заповедник были отведены 20,3 гектара земли. В 1999 году землеустроители возле хутора Недвиговка ошиблись, проводя межевание примыкающих к заповеднику земель. В результате вместо 20,3 гектаров у заповедника осталось 12,8. Никаких мер по возврату этих принадлежащих “Танаису” гектаров Чесноком как директором, по его словам, радеющим за заповедник, предпринято не было.

Не спасло и юрлицо

Именно директором, поскольку в 1989 году заповедник, до того бывший отделом областного краеведческого музея, превратился в самостоятельное юридическое лицо. Тогда и был заказан очередной проект охранных зон заповедника, включивший в себя уже и Каменную Балку, и дельту Дона. Разрабатывал проект Северо-Кавказский филиал института “Спецпроектреставрация”, которым сегодня, как и тогда, руководит Владилен Грудев. Проект был отправлен в Москву и согласован в министерстве культуры РФ. Вернувшись в Ростов в областную инспекцию по охране памятников, он долго ожидал согласования в областной администрации. Ожидает, надо думать, до сих пор, поскольку ни одного телодвижения в этом направлении Чесноком, жизнь кладущим, по его словам, за Танаис, сделано не было. Труд многих людей был попросту уничтожен ничегонеделанием Валерия Федоровича, не говоря уже о средствах, которые были на это израсходованы, и времени, на эту работу потраченного.

Новый проект охранных зон, необходимость в которых возрастала с каждым годом, был выполнен в 2003 году по настоянию нового директора “Танаиса” В.С.Касьянова. Он уже прошел согласование в министерстве. Площадь охранных зон нынче составляет около 8500 гектаров, включая в себя не только территорию городища, дельту Дона и Каменную Балку, но и захватывая территорию с 350 курганами скифо-сарматского времени. Утверждение проекта областными властями, скорее всего, состоится в этом году.

Разгребать последствия этой “любви” придется годами

Придя в “Танаис в качестве директора, Василий Степанович Касьянов стал заниматься тем, что делал бы любой другой человек на его месте – наводить порядок. Прежде всего он повел разговор о том, что надо бы передать хозяйство заповедника в его руки. “О каких актах говоришь?! – экзальтированно воскликнул Чеснок. – Вот оно – все перед тобой!” Тем дело и кончилось. Три кандидата в главные бухгалтеры “Танаиса” попросту сбежали, лишь приступив к знакомству с состоянием дел. Четкая система в вопросах использования целевых бюджетных средств на нужды заповедника за 30 лет присутствия Чеснока в роли его главы налажена не была. К апрелю 2002 года, времени прихода в “Танаис” В.С.Касьянова, немалые средства – и бюджетные, и пришедшие по грантам, своевременно освоены не были. Из четырех транспортных единиц, что находились на балансе у заповедника, в наличие оказались только две. Потребовалось немало времени, чтобы выяснить, где находятся остальные.

Более 20 лет не менялась и экспозиция в музее заповедника. Но это, видимо, было скучно и нудно для такого “энтузиаста”, как Чеснок. Зато на стороне Валерий Федорович развернул бурную деятельность: к примеру, попытался устроить музей хлеба. Из идеи ничего не вышло и вовсе не потому, что не хватило средств – их всегда не хватает. Валерий Федорович опять решил, что его дело – бросить идею, покрасоваться с ней на телеэкранах, а работать за него, воплощая в жизнь его гениальные мысли, должны другие. Приглашенные создать экспозицию художники обнаружили, что работать им… не с чем. Кропотливый и сложный труд сбора экспонатов выполнять должен был кто угодно, только не Чеснок. Потому-то у многих работников музеев области мнение о Валерии Федоровиче сложилось вполне определенное: профессионалы своего дела, они знают, какой сосредоточенности и кропотливости, а вовсе не верхоглядства требует музейная работа.

Единственный акт, который удалось составить при передаче дел новому директору, – “Акт приемки трудовых книжек сотрудников археологического музея-заповедника “Танаис”, датированный 1 декабря 2002 года.

Согласно ему в наличие оказались лишь 20 трудовых книжек из 35. Выяснилось, что некоторые трудовые книжки находятся на руках у сотрудников, что законом, как известно, запрещено. Люди объяснили это боязнью утраты этих документов в связи с безалаберностью директора В.Чеснока и О.Федоровой, ныне работающей в массовом отделе, а с 1990 по 1998 года ведающей кадрами. Некоторые трудовые книжки оказались далеко за пределами заповедника.

Их пришлось разыскивать в течение почти двух лет. О правильности заполнения этих документов, по которым, между прочим, начисляется пенсия, говорить не приходится. Научные сотрудники заповедника потеряли по несколько лет стажа. Новым директором в 2003 году издан приказ о восстановлении трудового стажа сотрудников “Танаиса” в судебном порядке.

Население хутора Недвиговка, старинного казачьего поселения, находящегося в охранных зонах заповедника, Чеснока недолюбливает. И право же, есть за что. До разъяснительной работы: каково оно – жить территории бывшего античного города – у Чеснока, занятого постоянно рождающимися прожектами, руки не доходили. Директор местной школы, к которой с предложением о сотрудничестве пришел В.С.Касьянов, удивилась: сколько лет она работает здесь, а в школе из заповедника никто не появлялся. Сегодня по договору школы с “Танаисом” о подготовке сотрудников трое бывших выпускников учатся на историческом факультете РГУ и этим летом придут в заповедник проходить практику.

Не занимающийся своими прямыми обязанностями, постоянно исчезающий из заповедника Чеснок фактически развратил и коллектив, подобранный весьма своеобразно. Зинаида Римская, главный хранитель фондов Ростовского областного музея краеведения, вспоминала, как, встретив в Ростове в разгар рабочего дня одного из сотрудников “Танаиса”, поинтересовалась, почему тот здесь, в городе, а не на работе. Ответ достоин быть приведенным: “Да вот, думаю, появляться мне сегодня там или нет…” Стоит ли удивляться тому, что теперь некоторые “творческие личности”, находящиеся в штате заповедника, спорят с нынешним директором о том, должны ли они находиться на своих рабочих местах весь день или нет?! Кстати, и рабочие места как таковые были оборудованы для сотрудников пришедшим на директорскую должность В.С.Касьяновым (Чеснок о такой “мелочи” и не думал!), и теплый туалет для зимнего времени года. Однако и эти удобства стали поводом для попреков новому директору.

Перестав занимать директорскую должность, Чеснок остался верен себе. В Челябинске летом прошлого года проходил не семинар, как утверждал Валерий Федорович в суде по поводу своего восстановления на работе, а фестиваль, устроенный Фондом Форда. Приглашение конкретно Чесноку на этот праздник в заповедник не приходило, более того, он остался, что называется, на хозяйстве по причине отъезда в командировку нового директора. Однако Валерий Федорович решил сам себя командировать в далекую Сибирь дабы представить там заповедник, на что его никто не уполномочил. Более того, в известность о своем отъезде он не поставил никого. Прогул? Форменный прогул!

Так не доставайся же ты никому!

Так продолжает он работать и по сей день – что хочет, то и делает. Хочет – в свое удовольствие над собственной книгой работает и в издательство в рабочее время ездит, непосредственными обязанностями своими не занимаясь. Хочет – палец о палец не ударив при организации праздника “Пушкин и древности”, что обязан делать согласно должностной инструкции, являет себя публике на его открытии. Кстати, напрасно он приписывает себе инициативу появления на свет этого праздника. Многочисленные свидетели подтвердят, что идею породил коллектив энтузиастов.

А то и вовсе в порыве ненависти к новому руководству заповедника звонит Чеснок в Фонд Потанина и требует объявить его руководителем проекта “Античный мир России”. Проекта, разработанного руководителем центра обучения ПИК Сергеем Скориковым со студентами Ростовского педуниверситета, в котором нет ни одной фразы, сочиненной Чесноком. В Фонде только посмеялись над этими склоками, и 17 тысяч долларов, которые мог бы получить заповедник на реализацию “Античного мира России”, уплыли в даль светлую. А чего стоят звонки в турбюро и школы Ростова-на-Дону с предложениями не привозить детей на экскурсии в “Танаис” по той причине, что новый директор – жуткий деспот?!

Труднее всего уволить бездельника

Суд Мясниковского района согласно слишком гуманного нынешнего трудового законодательства восстановил Чеснока на работе. Первое, что сделал Валерий Федорович – опять прогулял четыре дня, заявив при этом, что все указанное время провел в здании суда, добывая его решение. Ему предложили принести справку, подтверждающую его присутствие в этом заведении. Надо ли говорить, что несет он ее до сих пор …. Впору опять увольнять за прогул, приглашая при этом психиатра – уж очень неадекватны действительности фантазии этого человека, преступившего пенсионный возраст.

Так что жизнь свою Чеснок положил не на заповедник, а на утверждение: “Танаис – это я!”, изрядно потрудившись при этом над общественным мнением. Это то единственное, что он умеет делать блестяще. Труженики прямого эфира нежно возлюбили его за умение цветисто щебетать перед камерами. И раньше, и теперь какой канал не включишь, а там – Чеснок. Возлюбили его и те представители ростовской псевдобогемы, кому разрешал Валерий Федорович устраивать возлияния на природе, забыв о том, что заповедник – территория прежде всего науки. Сегодня им устраивать буйные пикники с обсуждением проблем мирового масштаба запрещено. Так, может быть, здесь стоит поискать корни бурных кампаний в защиту бывшего директора заповедника?…


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.