Открытие строительной и “коммунальной” Америки

- Атланта – город нам не чужой, – сказал перед моим отъездом в США директор программ радио “Дон-ТР” Николай Михайлович Скребов. Он знал, что говорил: дело в том, что еще в 1989 году у радиостудии “Дон-ТР” состоялся радиомост с этим городом, столицей далекого штата Джорджия. Насколько она, Атланта, нам “не чужая”, довелось увидеть собственными глазами во время поездки по программе “Открытый мир”.

Почему там везде чисто

Первое, что поражает рядового россиянина в Штатах, это чистота, которая также является ежедневной заботой мэра любого донского города. Почему же у нас не получается, а у них это – явление рядовое? Прежде всего, потому что нет грязи, подчеркиваю, грязи, а не мусора. Хотя мусор там ветер не носит по улицам, как кое-где это можно наблюдать в донской столице. Даже если урны заполнены до отказа, никогда рядом не возникнет горка из вынесенных из дома кульков. В многоэтажных домах исправно работают и очищаются мусоропроводы. Мусорные баки у владельцев личных домов стоят на краю поляны, что обязательно расположена перед домовладением, у дороги. За вывоз отходов в штате Джорджия соперничают несколько фирм, причем сейчас люди отдают предпочтение маленьким фирмам за – как объяснили аборигены – человеческий, а не “конвейерный” подход. Вывоз мусорного бака в месяц стоит от 12 до 16 долларов. Впрочем, владелец самостоятельно может вывести его на свалку.

А свалка – это отдельная американская “песня”, которую также удалось “услышать”, то есть увидеть. Почва в штате глинистая – еще Маргарет Митчелл в своих “Унесенных ветром” воспела красные холмы Джорджии. Этой глинистой почвой аккуратно присыпают отделенный “органический” мусор. Американцы, как и во всем цивилизованном мире, железо, стекло и синтетику сами укладывают в отдельные емкости. Красные холмы (слой местной почвы – слой “органики”) на свалке теснятся один рядом с другим. Через несколько лет здесь образуется нормальная почва. Впрочем, такое можно увидеть и у нас, но!

Каждый хозяин домовладения, самостоятельно вывозящий свой мусор, при выезде может загрузить свою машину опилками, обломками древесной коры, стружками. Гора всего этого “счастья” расположена при выезде с территории свалки. Это тот самый бесценный материал, из-за которого в Штатах и нет грязи, потому что именно им замульчированы все открытые участки почвы – газоны, клумбы. Остальная земля скрыта под дерном, так что пыли, из которой во время осадков и образуется грязь, образовываться попросту неоткуда. Простое решение – впрочем, как все гениальное.

А еще там чисто, потому что везде, во-первых, не сорят, во-вторых, убирают. В Олимпийском парке Атланты на великолепных газонах (где можно проваляться весь день, периодически окунаясь в знаменитый фонтан, что летом и делает вся атлантовская малышня!), не было замечено ни днем, ни поздним вечером ни одного стаканчика из-под колы или поп-корна, хотя постоянное жевание чего-либо – это, как представляется, национальный вид спорта в США.

На ковровых покрытиях пола в залах ожидания в аэропортах сидят люди – и не потому что заняты все кресла. На полу также чисто, как и в креслах, и гораздо удобнее, скажем, пользоваться ноут-буком, расположив его перед собой. Но об аэропортах нужно рассказать отдельно.

Схваченные фермами пространства

Именно так, и никак иначе аэропорты имени Рейгана в Вашингтоне и имени О’Хары в Чикаго не назовешь. Причем фермы – эти строительные конструкции, явленные глазу как элемент эстетики, – выкрашены в светлые тона (в Вашингтоне – в желтый, в Чикаго – в светло-серый), потому ощущения замкнутого пространства не возникает вообще. Потому дышится легко и служащим, и пассажирам. Ну почему у нас все эти Внуково, Шереметьево, не говоря уже о нынешнем Ростовском аэропорте, напоминают бетонные сараи?! Говорят, что и на просторах России кое-где такое встречается, потому что такой подход к решению пространства не является “последним писком архитектурной моды”. Но почему не на Дону, области, куда “до 17-го года” привлекались самые последние достижения технической мысли?…

Про бегущие дорожки для пассажиров, про “рукава”, по которым (не намокнув на дожде и не простыв на пронизывающем ветре!) выходишь прямо в салон самолета, даже рассказывать не хочется – даже неловко от такого комфорта. Лучше – об остроумном использовании описанных выше огромных пространств. В чикагском аэропорту нет человека, который бы не остановился бы у скелета динозавра, черепом своим упирающегося в потолок. Копия это находки палеонтологов или настоящий экспонат – на табличке у скелета не сказано. Но дано полное описание зверя, места, где его обнаружили (здесь же, под Чикаго) и даты его установки в аэропорту. Каждый первый останавливается и читает, каждый второй – снимается на фоне чудовища. Реклама аэропорту – лучше не придумаешь! А каково исподволь просвещение народа!

Строительный бум в Атланте

Судя по всему, строительный бизнес в США кинулся сейчас в штаты. В Атланте – строительный бум, который длится уже несколько лет и конца ему не видно. В городе, который с многочисленными пригородами насчитывает четыре с половиной миллиона человек, расположены не так давно выстроенные штаб- квартиры всемирно известных компаний, таких, к примеру, как “Coca-Cola”, “Всемирный торговый центр” и других. Они занимают небоскребы по 70 и больше этажей. Зачастую эти здания на уровне примерно 50-го этажа связаны переходами, парящими где-то высоко над улицами. Оставшиеся участки центра Атланты, похоже, уже давно распределены и сегодня все представляют собой строительные площадки. Кстати, после гражданской войны Севера и Юга, в эпицентре которой оказался этот город, от старой Атланты здесь оставались лишь печные трубы и остатки стен, которые к началу ХХ века были разобраны. Так что ни одного кирпича времен Конфедерации увидеть здесь невозможно. О тех временах напоминают только мемориальные доски. Забавно читать на очередной высотке на Персиковой улице, что на этом месте когда-то располагалось здание городского суда. Или, к примеру, увидеть на здании церкви вполне современного “покроя” дату основания прихода – 1778 год.

Интересно поведение рабочих. В течение рабочего дня не удалось увидеть ни одного “перекуривающего” представителя американского строительного пролетариата. На стройплощадках никто не орет благим матом хотя бы потому, что докричаться, скажем, до уже построенного 25 этажа просто невозможно. Нигде не увидишь обнаженных спин – несмотря на 30-градусную жару все рабочие одеты в аккуратные комбинезоны.

У недостроенного небоскреба стоит подъемный кран, изящный до невозможности, поскольку вытянут примерно до этажа 40-го. И тут же рельсам, проложенным прямо на стене, ползает вагонетка, также подвозящая рабочим нужные материалы. И все тихо! И никаких привычных нам ограждений, занимающих всю пешеходную часть улицы и часть ее мостовой.

Даже из недостроенного здания здесь умеют устроить радующее глаз зрелище. Один из круглых в основании незаконченных небоскребов уже обзавелся стропилами крыши. Ночью эта конструкция, вероятно, из-за проложенных по конструкциям лампочек, светится так красиво, что так и хочется посоветовать владельцам не достраивать сооружение и оставить все как есть.

При использовании, казалось бы, типовых проектов каждое здание этого леса небоскребов индивидуально и неповторимо. Если это высотка отеля “Westin”, то она круглая; если это представитель сети отелей “Mariott”, то обязательно расширяющийся вниз. Удивило здание энергосбытовой компании “Georgia Рower”: этот паралеллепипед, облицованный черной плиткой, расширялся кверху!

Национальная гордость

Земля в центре города настолько дорога, что желающие ее заполучить не останавливаются ни перед чем. Дом-музей Маргарет Митчелл, автора самого известного американского романа ХХ века “Унесенные ветром”, это двухэтажный домик с мансардой в самом центре Атланты. Надо сразу сказать, что домику повезло.

Несмотря на то, что вся Атланта знала, что именно здесь родился роман, воспевший борьбу конфедератов и янки и прославивший город на века, общественность города равнодушно взирала на то, как с конца 1970-х годов здание постепенно разрушалось. Однако столице Джорджии повезло на такого мэра, как Эндрю Янг, который в 1989 году объявил дом исторической ценностью и тем самым спас его от полного уничтожения.

В первый раз дом был подожжен в 1994 году. Меры, предпринимаемые для завладения земельными участками, увы, одинаковы во всем мире. К счастью, те комнаты, где были написаны многие главы популярного романа, уцелели. После этого вступившая в благородный сговор с мэрией корпорация “Дэймлер-Бенц” (производитель “Мерседесов”) выделила на восстановление дома и приобретение всего этого квартала четыре с половиной миллионов долларов. Предполагалось использовать это помещение для торжественных мероприятий во время Летних Олимпийских Игр.

Однако не успела закончиться реставрация здания, как за 40 дней до торжественной церемонии открытия Игр мемориальный домик подвергся еще одному поджогу. Мансарда была полностью уничтожена пожаром. После этого корпорация “Даймлер-Бэнц” выделяет дополнительные средства, и восстановленный дом-музей, наконец-то, 17 мая 1997 года открывает свои двери.

С той поры работает музей каждый день, принимая посетителей с восьми часов утра. И народная тропа к нему, несмотря на стоимость билета в 12 долларов, не зарастает. Берегут музей пуще глаза: перед тем, как зайти в очередную комнату, экскурсовод звонит кому-то на мобильник и получает разрешение войти. И только тогда дверь автоматически распахивается.

Но сам музей – это еще не весь музейный комплекс. Американцы с успехом доказали, что извлечь прибыль можно из всего. Через дорогу выстроен Музей знаменитой экранизации (10 “Оскаров”!) знаменитого романа. Домик вида более чем скромного, а посещается ничуть не меньше самого мемориала.

Но самое удивительное в Атланте – это ее пригороды.

Десять миллионов домов

Именно столько в ближайшие десять лет будет построено в самой Атланте и ее пригородах. Об этом заявил автору этих строк член Совета торгово-промышленной палаты округа Дагласвилл Джулиан Картер, исполнительный директор West Gordgia National Bank.

Оставалось только открыть рот и спросить, откуда взялась уверенность именно в таком количестве. Прежде всего, объяснил Джулиан, это определяет количество детей в семьях. Каждому ребенку родители обязательно выстроят свой дом. Плюс приезжие, которые осваивают Атланту быстрыми темпами. А еще бы не осваивать, если, к примеру, малый бизнес здесь не платит местные налоги! Учитесь, господа донские депутаты! А члены местной торгово-промышленной палаты, имеющие лицензии на ведение бизнеса в округе, имеют еще и скидки на размещение рекламы в местных изданиях.

Разговор происходил на открытии гостиницы на 60 мест, хозяин которой говорил об окупаемости его проекта в течение полутора-двух лет.

А еще удалось выяснить, что ко всем возможным участкам строительства, в том числе и в глубинах местных лесов, коммуникации подведены давным-давно, так что строй – не хочу! Климат Джорджии, расположенной гораздо южнее Вашингтона (а тот расположен южнее Сочи), не предполагает в качестве жилых домов строений капитальных.

- Вы строите из кирпича! Какие же вы богатые люди! – можно было услышать в разговоре с жителями штата.

В этих южных краях стена жилого дома в один кирпич, с двух сторон укрепленная сэндвич-панелями, считается более чем основательной. А в еще большей “основательности” попросту нет необходимости: снег, выпавший здесь зимой, тает в течение одного дня. Семья, где довелось прожить неделю, состояла из одной Одри, женщины, имеющей экзотическую профессию декоратора тортов. Толщина стен скромного домика, где она проживает постоянно и зимой, и летом – не более 15 сантиметров. Использован при возведении строения один из современных материалов, название которого выяснить не удалось. Войдя в дом, сразу же (без всяких прихожих!) попадаешь в гостиную. Отсюда выходы в три комнаты, при каждой из которых имеется своя ванна и прочие сантехнические удобства. Из гостиной также можно выйти в просторную кухню, из кухни – в подсобную комнату, а оттуда – в гараж. Одна лужайка отделяет дом от шоссе, другая, образуя своеобразный задний двор – от леса.

Этот дом, если судить по каталогу Homes for sale (его можно найти в свободном доступе практически во всех местных магазинах), может стоить от 70 до 110 тысяч местных долларов. По местным меркам он считается скромным.

Доставляя в принимающую семью автора этих строк с собрания молодых республиканцев, Джозеф Хиккокс, пригласивший туда русских гостей, слегка заблудился в собственном округе, и машина немного поплутала по окрестностям Дагласвилла. Вот уж пришлось насмотреться на совсем другие дома! Двух- и трехэтажные (и явно на одну семью!) они вовсе не напоминали наши “новорусские” постройки. Здесь на небольшом участке можно было встретить и колониальный стиль, и привет из старой Англии, и более чем простенькие бунгало. А одна поляна перед домом явно напоминала регулярный парк с вымощенными дорожками, уставленными вдоль них копиями античных статуй (плохими!) и фонтаном с амуром – маленький Версаль ни дать, ни взять! И это все называется деревней…

И где у нас фасад?

А начиналось путешествие с Вашингтона. Поначалу удивили узкие улочки с ровными, без всяких украшательств стенами местных отелей. А потом оказалось, что и наш отель из серии “Embassy Suites Hotels”, как и все другие, устроен совсем непривычным нам образом. Главное в этом здании – внутренние фасады. Представьте себе несколько рядом стоящих зданий, образующих внутренний дворик и накрытых стеклянной крышей. Так вот главные фасады этих зданий обращены не на улицы, а вовнутрь! Все они – дома галерейного типа: вдоль каждого этажа проходит галерея, на которую выходят двери номеров. Есть, конечно, и внутренние лестницы, по которым можно добраться до каждого этажа, но это, для прислуги, а постояльцы отеля пользуются лифтом с прозрачной кабиной, шахта которого выходит во внутренний дворик. Здесь же, в зимнем саду первого этажа, расположен ресторан и бар, где питаются все проживающие. Здесь же множество фонтанов с падающей водой, где плавают огромной величины золотые рыбки. Эта планировка настолько непривычна, что поначалу, выходя на галерею своего восьмого этажа, любуешься этим великолепием подолгу. А потом, побывав в Атланте (в частности, в здании штаб-квартиры компании CNN), понимаешь, что для Штатов такое удобное устройство общественных зданий – дело уже обыденное. Почему же мы, жители южной части России, не имеем ничего, хотя бы близко это напоминающее ?… По возвращению в Москву довелось прочитать о подобном объединении отданных Государственному музею изобразительных искусств имени А.С.Пушкина на Волхонке нескольких флигелей. Задержавшись в столице на сутки, удалось посетить музей Личных коллекций (филиал Пушкинского) и увидеть, как за счет такой организации пространства в этом музее появился небольшой конференц-зал под стеклянной крышей. Умеем, когда захотим!

ххх

“Не чужой” город Атланта долго еще будет сниться. И вовсе не потому – что это Штаты, а как встреча с будущим. И где-то внутри теплится надежда, что отстали мы от “них” не навсегда. Глобализация все-таки, понимаешь!…

“Строительный комплекс”, 12.08.05