Венский стул – и двое в комнате. А ведь – театр!

Оксана Ряснова и Александр Перевалов в спектакле Шахтинского театра Любоф-ф-фь?

Оксана Ряснова и Александр Перевалов

Театр — такое удивительное дело, что воистину не знаешь, где найдешь, где — потеряешь. Неся тяжкое бремя члена жюри «Мельпомены» (для тех, кто — не в курсе, это профессиональный конкурс, который проводит среди донских театров Ростовское отделение СТД), довелось проехать по всем театрам области. В том числе — и муниципальным. Как только они выживают — уму непостижимо.

Казалось бы, поездка в Шахтинский театр драмы не сулила ничего удивительного. Но как были обмануты — в хорошем смысле слова! — эти ожидания. Спектакль под претенциозным названием «Любоф-ф-фь?» состоял из двух частей. Про первую и говорить не хочется. Захар Комлев, бывший актер театра, а нынче свободный режиссер, с этим небольшим анекдотом от Эдуардо де Филиппо под названием «Риск» попросту не справился. Или не захотел хоть что-то подумать на его счет. А вот одноактовка Николая Коляды под названием «Венский стул» заставила просто вжаться в зрительское кресло и, затаив дыхание, наблюдать трудный, очень трудный путь двух людей — мужчины и женщины — друг к другу.

Они находятся в странной комнате, точнее, они заперты в ней. Кем, по какой причине — не суть как важно! Главное — они очищены от внешних обстоятельств и просто вынуждены смотреть друг на друга. Все страшно по-человечески и трогательно до боли! Каждое слово Оксаны Рясновой и Александра Перевалова трогает те струны в душе, в существовании которых даже самому себе обычно признаться трудно. Все обострено, и нервы созерцающего это потрясающее зрелище пульсируют от каждого звука. Словом, настоящий театр, от существования которого уже как-то отвык.

Что еще просто потрясает — работа со сценическим пространством. Впервые видишь, как режиссер выворачивает твою, зрительскую, точку зрения на происходящее: простым крепление стула ножками к стене (актеры при этом лежат на полу) зрителя заставляют смотреть на ситуацию сверху, потом — с другой стороны, потом (простейшее изменение мизансцены!) — с третьей. А ведь как все просто: «черный кабинет» — и актеры в белом.

А теперь — о печальном, совсем печальном. Как-то стало традицией обижать театры — не областные! — муниципальные своими же городскими главами и собраниями местных слуг народа, то бишь, городскими думами, распределяющих городской бюджет.

— Денег нет! — кто из представителей муниципальных театров не слыхал подобное в своем управлении культуры в ответ на унизительные просьбы о деньгах на постановки. Да их никогда не было в том количестве, которое театру необходимо. Но ведь есть же нормативы согласно «Положению о театре РФ» от 29 марта 1999 года № 329 (его никто не отменял!): на постановку драматического спектакля — не менее 400–450 тысяч рублей.

Много скажите?! Да один дешевенький ситчик в магазине сколько стоит!… А в год драмтеатру положено никак не меньше двух миллионов рублей на постановки. И это помимо зарплатного фонда и средств на оплату «коммуналки».

А теперь хотите знать, сколько получил Шахтинский театр в 2011 году постановочных денег? Аж 100 тысяч рублей. А в этом году на постановки городской бюджет не предусмотрел ему ни копейки! Так и хочется воскликнуть — куда смотрит прокуратура?! Как в наличии нарушения какого-нибудь другого закона — так она тут как тут с предписаниями главе исправить, а культуру обижай-не обижай — не шелохнется.

И не один Шахтинский театр в таком печальном положении: в Новошахтинске драматический театр лишь в последние дни декабря 2011-го получил положенные ему на год постановочные в размере аж 700 тысяч рублей. А премьер в этом театре за год — пять, и каких! Как выходит из этого чудовищного положения Светлана Сопова, директор театра, непонятно…

До принятия ФЗ № 131, низвергнувшего культуру на местный (так и хочется написать — местечковый!) уровень, этот театр финансировался из областного бюджета. Сейчас в министерстве культуры области разрабатывается концепция развития театров Дона, куда войдет и раздел помощи муниципальным театрам. Разрабатывается концепция давно и пока на суд общественности не представлена. Как рифмуется с этой ситуацией Вильям друг любого театра Шекспир: «Пока травка подрастет, лошадка с голоду умрет!..»

Что там будет придумано в качестве помощи — пока непонятно, но очень хочется, чтобы областной бюджет снова взял в свои объятья театр из Новошахтинска, да и театр из города Шахты. Ведь эти территории еще долго будут считаться депрессивными, так почему бы им не помочь таким образом?

Можно напомнить, что город, имеющий театр, совсем другой город, с чем соглашаются все инвесторы. Хотя бы о них стоит помнить всем тем, кто распределяет местные бюджеты. Пусть даже дотационные.