Asp led линейки светодиодные.

Не наши герои?…

Не верьте глазам своим - этого имени у школы фактически нет!

Не верьте глазам своим - этого имени у школы фактически нет!

29 июня президентом страны объявлен Днем партизана-подпольщика. И есть в Ростове школа, в которой сохранился музей, имеющий к этому празднику непосредственное отношение. Это школа № 32, чей музей посвящен легендарной «Молодой гвардии», в частности, ее участникам-уроженцам Ростовской области. Однако, посетив этот музей накануне объявленного Владимиром Путиным Дня партизана-подпольщика, пришлось столкнуться с таким странным явлением, что захотелось разобраться в его причинах.

А как хорошо все начиналось: учителя Наталья Егорова и Людмила Шумилкина наперебой рассказывали, как они используют тему Великой Отечественной на уроках. Сбор материалов для музея «Молодой гвардии», по их словам, начался в 1950-х, а в 1962 году музей был открыт. Он стал поводом и основой для воспитательной работы в школе. Ребята ездили в экспедиции в Краснодон, привозили оттуда подлинные предметы времен войны. В самой области они бывали в гостях у родителей Майи Пегливановой, ездили в гости к Василию Левашову, последнему ушедшему от нас молодогвардейцу. До сих пор музей является источником информации о партизанском подполье — и не только Краснодона, но и Ростова, и Таганрога. До сих пор юные экскурсоводы музея занимают первые места на городском конкурсе экскурсоводов, проводя здесь экскурсии.

Но вот она, «ложка дегтя». Решением исполкома Ростовского областного совета депутатов трудящихся от 28.11.68 года № 1112 школе присвоено имя Молодой гвардии. Однако в Уставе школы, на ее печати и прочих документах это имя отсутствует. Почему оно не было внесено туда в том же 1968 году, ответа теперь не найдешь. Этот вопрос поднял городской совет ветеранов в 2008 году, и возглавляющая тогда управление образования Ростова-на-Дону Валентина Бут ответила ветеранам, что мероприятия по внесению изменений в соответствующие документы школы начались. На школе действительно появилась вывеска, уведомляющая всех грамотных, что это школа имени Молодой гвардии. Но далее этого дело не двинулось, хотя в том же 2008 году, извещает сайт городской администрации, рассматривался ряд предложений по установлению памятных досок. Согласно постановлению мэра на здании школы № 32 «будет установлена мемориальная доска Герою Советского Союза Ивану Прокофьевичу Петренко, который получил Звезду Героя за участие в боях под Кенисбергом». И далее на сайте следует такой текст: «…Вопрос о присвоении школе его имени не рассматривался, так как она уже носит имя Молодой гвардии». Значит, мэрия — в курсе постановления Ростовского облисполкома и считает его имеющим юридическую силу.

Однако нынешний директор школы Ольга Филиппова так не думает. Она утверждает, что это постановление силы не имеет, так как, присваивая школе ее имя, мнения коллектива учителей никто не спросил. «Нам это имя насильно спустили сверху», — говорит она, считая свое мнение основанием для невыполнения распоряжения управления образования Ростова-на-Дону.

Бедные молодогвардейцы! Бедные дети, взявшие в руки оружие, не желая подчиниться порядкам оккупантов! Если бы они знали, какой торг вокруг их имени будет устроен накануне юбилея рождения их подпольной организации — в 2012 году исполняется 70 лет со дня начала подвига молодогвардейцев — они бы запретили взрослым упоминать их имена всуе.

Редакция «Молота» попросила прокуратуру Октябрьского района проверить исполнение Октябрьским районным отделом образования и школой распоряжение начальника управления образования города Александра Уваровского о восстановлении имени в названии учреждения. В ответе исполняющей обязанности начальника отдела образования Натальи Ковалевой сказано, что «… в настоящее время готовятся документы по восстановлению имени школы для предоставления их в межведомственную городскую комиссию… Срок их подачи — 26 июня».

А пока обратимся к потенциальным меценатам. Музею Молодой гвардии срочно требуется помощь: экспонаты нуждаются в реставрации, экспозиция 1980-х — в категорическом обновлении в соответствии с современными представлениями о музейном деле. Чтобы было понятно, насколько печально обстоит дело, то стоит помянуть только пионерский галстук, выгоревший в витрине до почти белого цвета. Словом, энтузиазм учителей и школьников стоило бы подкрепить знаниями хотя бы основ музейного дела, методической помощью, предоставить которую никогда не отказывается областной музей краеведения, а также хотя бы малыми финансами.

Если это не произойдет в ближайшее время, интереснейшие артефакты могут уйти в небытие. Вот что должно было бы стать предметом внимания администрации школы, а не борьба по неизвестным причинам против того замечательного имени, которое появилось у школы полвека назад.