Грудь в крестах

Анатолий Агафонов

Анатолий Агафонов

В Ростове-на-Дону прошла презентация подарочного набора «Донская библиотека 1812 года», куда вошли три объемные монографии — «Донское казачество в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах русской армии 1813 и 1814 годов», «Донские генералы в Военной галерее Зимнего дворца» и «Донские казаки. Грудь в крестах». О том, как создавались эти труды, рассказал доктор исторических наук, профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения исторического факультета ЮФУ Анатолий Агафонов.

— Как долго вы работали над своими монографиями?

— В течение 14 лет. Первые публикации вышли в 1998 году, а потом у меня появились разные темы и сюжеты этого направления.

— А эти темы и сюжеты находили вас сами?

— Когда я работал над докторской диссертацией, а она была посвящена теоретическим вопросам исторической науки, я затронул тему источников и теоретического источниковедения, и у меня возникла идея создать работу, посвященную наградам и пожалованиям донского казачества. Военная история казачества довольно хорошо освещена, и она имеет уже свою историографическую традицию, а история наград и пожалований казачества, то есть, что получали казаки за свои подвиги и деяния — практически не исследована. Огромный объем источников есть в различных архивах РФ, а видеоряд отразился и в музеях за границей — в том числе, и бывших музеях СССР. Я работал в музеях Франции и Бельгии: в Париже — в музее лейб-гвардии казачьего полка, в музее Парижа, в музее армии и в военном королевском музее в Бельгии.

— А какой счастливый случай привел вас в эти музеи?

— Я выиграл грант правительства Франции в 2006 году и работал в национальном научном институте демографии Франции и одновременно обратился в музей лейб-гвардии казачьего полка, где мне оказали большую помощь и предоставили видеоряд, а также материалы, которые были вывезены из России.

— Как можно понять из ваших слов, казаки к своим наградам относились очень трепетно, если, уезжая с родины, захватили их с собой?

— Отношение к наградам было очень бережным. Музей лейб-гвардии казачьего полка считается одним из лучших музеев армейского типа в мировой музейной практике. Он является общественной организацией потомков лейб-гвардии казаков, выехавших в Париж. Это связано со многими причинами, и одна из них — желание сохранить музейную коллекцию. Музей воссоздан по инициативе одного из последних командиров лейб-гвардии казачьего полка Ильи Оприца, до этого музей находился в Петербурге, в 1917 году был отправлен на Дон, а в 1919-м — в Константинополь. Откуда и попал в Париж. Генерал-майор Илья Оприц провел огромную работу по сохранению военных реликвий. В музее хранятся почти 60 портретов командиров этого полка.

Для музея в 1929 году было построено здание, где представлены награды и знаки отличия, причем не только офицеров, но и рядовых казаков. Представлена и великолепная коллекция оружия. Прекрасно представлены мундиры, в том числе — Александра Второго, Александра Третьего, которые были шефами полка. В последние годы этот музей принял коллекцию от музея Атаманского полка, принял коллекцию комботантов.

— А это кто такие?

— Это русские участники боевых действий на стороне иностранных государств. Это те, кто воевал в рядах Французского и Испанского иностранных легионов в Малой Азии, на Ближнем Востоке. Музей лейб-гвардии казачьего полка принял также коллекцию из музея Иностранного легиона, и сейчас он является уникальным хранилищем военных реликвий.

— А теперь благодаря вашим книгам с этими сокровищами можем познакомиться и мы!

— Я им подарил свои книги, и они разрешили мне снимать все, что необходимо, но с условием, чтобы я обязательно указывал, где находится коллекции.

— Получается, что тема демографии привела к теме военной!

— У ученых всегда так — работаешь под пятью-шестью темами, а потом какая-то становится главной.

— За чей счет изданы ваши монографии?

— Средства на издание — два миллиона 600 тысяч рублей — были выделены по решению правительства области.

Во второй книге «Донские генералы в Военной галерее Зимнего дворца» все портреты сопровождены биографическими справками, где указаны чины, звания, награды. И третья книга — хроника участия донских казаков в Отечественной войне 1812–1814 годов, причем и на южном, и на северном театре боевых действий. Я рассказываю и об участии казаков в восстановлении Оранской династии в Бельгии. Дело в том, что, заняв Амстердам, казаки вызвали из Лондона принца Оранского, находившегося там в изгнании, и посадили его на трон. Вот почему Бельгия до сих пор благодарна донскому казачеству.

— А следующие ваши работы чему будут посвящены?

— Уже готов материал на темы «Донской военный портрет времен наполеоновских войн» и «Донской военный портрет ХVIII — начала ХХ веков» (а это 100 с лишним портретов с 1795 по 1915 год), что даст возможность проследить развитие иконографии на Дону.