А донцы – молодцы!

Игорь Ребров Донцы и Платов

Игорь Ребров. Донцы и Платов

2012-й в России объявлен Годом Истории не зря: в этому году отмечаются несколько значимых для России дат. Для Ростовской области одним из самых примечательных событий (помимо 75-летия самой области!) и IV Всемирного конгресса казаков станет 200-летняя годовщина победы России в Отечественной войне 1812 года. Участие в этой войне донских казаков сыграло важную, если не решающую роль в победе русского оружия. Однако вокруг 1812 года сложилось много легенд и мифов. Сама же реальная история гораздо интересней и трагичней сочиненного гламура. Об этом шла речь в беседе с профессором исторического факультета ЮФУ, доктором исторических наук Анатолием Агафоновым.

— Анатолий Иванович, а так ли уж хотел Наполеон завоевывать Россию?

— Объективно для полного господства в Европе Россию ему завоевать было необходимо. Вообще к эпохе наполеоновских войн 1805–1807 годов и 1812 года мы должны подходить с мерками того времени, в ином случае пойдет модернизация исторического процесса. То есть, мы должны вспомнить, как воспринимало российское общество эти войны, я подчеркиваю, российское, а не русское, поскольку и тогда оно было многонациональным и поликонфессиональным. В составе казачьих войск были донские и черноморские казаки, калмыки, башкиры, тептяри и другие народы.

Матвей Платов, генерал от кавалерии

Тогда идеи свободы, равенства, братства, то есть, Великой Французской буржуазной революции 1789 года охватили Европу. Они приходили и в Россию — с эмигрантами, книгами и новыми людьми. Необходимо связать эту революцию и реформы начала XIX в. императора Александра I. Во многом его реформы произошли под влиянием французской революции — формирование системы министерств, открытие новых университетов и принятие нового университетского устава, создание гимназий, реформы в армии, то есть, ряд важных преобразований.

Для усиления своего влияния в Европе с экономической точки зрения Франции необходимо было победить Россию. Важно учитывать и сложившуюся тогда на континенте международную ситуацию. Франция в середине XVIII века проиграла так называемые Силезские войны и потеряла не только территории в Европе — она потеряла Индию, крупнейший экономический базис. Ее, как мы помним, захватила Англия. В противостоянии между Англией и Францией у России был выбор — с кем дружить и против кого воевать. Вначале с Англией против Франции, затем с Францией против Англии и наоборот. Не случайно генерал Наполеон Бонапарт совершил поход в Египет, в котором главной целью являлась Индия. И не случайно состоялся так называемый Индийский (Оренбургский) поход казаков. То есть, император Павел I хотел разорить английские учреждения в этой стране и помочь Франции. Англия в это время захватила Мальту, а Павел Петрович был Великим Магистром Мальтийского ордена. Этот сложный клубок противоречий разрешался в военных конфликтах и многочисленных союзах. Эпоха наполеоновских войн для России начинается 1798 годом и заканчивается в 1815 году.

Объективно война между Россией и Францией должна была произойти. К этому вела идеологическая и политическая несовместимость. В России — императорская монархия, во Франции — республика, Консульство и Первая империя.

— Но ведь Наполеон объявил себя императором!

— Он провозгласил себя в 1804 году императором французов. А это понятие и император Франции — понятия все-таки разные.

— Сколько же полков донских казаков принимали участие в войне 1812 года и заграничных походах?

Николай Раевский, генерал от кавалерии

— В войне 1812 года много спорных вопросов. До последнего времени мы точно не знали общее число и дислокацию донских казачьих полков на территории Российской империи. В дореволюционной историографии указывалось их общее количество — от 65 до 90. Но где они расположены, какова была их численность, кто ими командовал, не указывалось. До 1835 года нумерация донских казачьих полков отсутствовала. Они назывались по именам начальников — Иловайского 5-го, Карпова 2-го, Сысоева 3-го и т. д. полки. Следует учитывать высокие потери казаков и офицеров, все время проходила смена начальников полков, поэтому часто в сражениях командовали не начальники полков, а старшие офицеры.

Сложности в данном вопросе создает источниковая база. Это связано с необработанностью самих архивных фондов, незначительным количеством публикаций по этой теме и состоянием Государственного архива Ростовской области. Наш архив в середине XIX в. горел, и большая часть документов начала столетия погибла. Но сегодня благодаря работам Виктора Михайловича Безотосного, Александра Ивановича Сапожникова, Сергея Евгеньевича Калинина и других была воссоздана картина численности, состава и дислокации казачьих полков. Более того, установлена и сменяемость командиров. История их формирования также важна, потому что многие полки вышли на службу в период наполеоновской кампании 1805–1807 годов, остались на театре военных действий русско-турецкой войны, перейдя в район Молдавии и Валахии, затем были передислоцированы на западную границу, приняли участие в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах. То есть, казаки были на службе почти 10 лет! За это время состав полков менялся значительно, но сегодня все данные о них восстановлены. В мае 1812 года, в русской армии состояло 65 донских казачьих полков, 2 конноартиллерийские роты, 13 команд, 112 штаб-офицеров, 1173 обер-офицеров, 1092 урядников и писарей, 39639 казаков.

— Ваши слова о том, что выигранное Смоленское сражение Наполеон считал прологом своего поражения, парадоксальны. Как же победа может считаться началом поражения?

Петр Коновницын, генерал от инфантерии

— Когда под Смоленском соединились Первая и Вторая Западные армии, Наполеон понял, что ему не удалось выполнить важнейшую стратегическую задачу — разгромить каждую из них в отдельности. Сражение под Смоленском показало, что происходит истощение французской армии. От западной границы до Смоленска примерно — 1200 верст, это 1300 километров. Отсутствие коммуникаций, налаженной системы снабжения, системы контроля за оккупированными территориями заставляло оставлять там значительные гарнизоны. И Мюрат, и Ней и другие маршалы Франции советовали Наполеону остановиться, перезимовать и потом уже наступать на Москву и Петербург. Но сам Наполеон писал впоследствии, что взятие Смоленска не оставило ему ни малейшего выбора: Москву следовало захватить, а оттуда диктовать условия мирного договора императору Александру I.

Это потом — после поражения в кампании 1812 года — он осознал, что взятие Смоленска — это пролог поражения. А тогда он думал иначе. От Смоленска до Москвы около 360 километров, этот город являлся ключом к сердцу России, которым считалась Москва.

— Перейдем на личности. Какова же роль атамана Платова в кампании 1812 года?

— Тоже спорный вопрос! Герой Отечественной войны — и в то же время многочисленные отстранения от командования Летучим казачьим корпусом. В первую очередь вспоминают отстранение Матвея Ивановича от командования арьергардом 14 августа 1812 года по инициативе генерала от инфантерии Барклая де Толли.

— И это после того, как казаки, по сути, спасли армию Багратиона, прикрывая ее отход?!

— Существуют разные точки зрения на это отстранение. Официально — неумелое командование Платовым арьергардом российской армии. Вторая — интриги в генеральской среде. Барклая де Толли недолюбливали в российской армии. Он считал, что Платов слишком близко дал приблизиться французскому авангарду к российским войскам. Вместо него был назначен генерал-лейтенант Петр Коновницын. Есть и такая точка зрения: Платова отстранили для того, чтобы он поехал в Москву и занимался формированием донского казачьего ополчения. Есть и упреки атаману, что во время боевых действий он слишком много употреблял «горчишной», т. е. водки. Анализ ситуации, сложившейся 8—15 августа 1812 года военными специалистами конца ХIХ — начала ХХ веков, показывает, что в основе отстранения Платова лежали недочеты и неумелое командование арьергардом самим Барклаем де Толли. То есть, он попытался переложить свои неудачи на Матвея Ивановича. Более того, специалисты пришли к выводу, что раздробление казачьего арьергарда Барклаем де Толли на отдельные отряды создало сложности в командовании и координации их действий.

— А какова роль Платова и донских казаков в Бородинском сражении?

Дмитрий Кутейников, герой войны 1812 года

— 24—25 августа, когда началось сражение при Бородино, арьергардные бои не прекратились. Донские казачьи полки под командованием Платова находились на правом фланге российской армии, на левом — отдельный казачий корпус генерал-майора Акима. Карпова. Платов в ночь с 24 на 25 августа послал два донских казачьих полка — Власова 3-го и Балабина 2-го — для проведения разведки и рекогносцировки на правом фланге. Они обнаружили, что левый фланг французской армии остался без прикрытия. 26 августа, в день Бородинского сражения, предложение войскового атамана Платова было таково: а не съездить ли в тыл к французам? И Кутузов принял решение послать Платова в тыл французской армии с тем, чтобы нанести урон. Казачьи полки под начальством выступили в рейд между 8 и 9 часами утра.

В составе корпуса Платова и корпуса Уварова входили примерно по 10 тысяч казаков и донская конноартиллерийская рота. Стратегическая задача этого рейда четко обозначена не была, и Платов действовал так, как действовал и до этого: было совершено нападение на обозы. Левым флангом французов командовал бригадный генерал Евгений Богарне, пасынок императора Наполеона. Когда стало известно, что в тыл просочились казаки, то об этом донесли Наполеону. Он посчитал, что Кутузов, «хитрый лис», решил ударить ему в тыл, обходным маневром попытаться окружить французский войска. Наступление на батарею Раевского было остановлено до выяснения обстановки. Казаки же в это время занимались обычным грабежом, перестав двигаться в тыл противника. Французы быстро переформировали свои войска, и Платов с Уваровым, не развивая первый успех, вернулись с награбленным в расположение российской армии. Эта версия зафиксирована в воспоминаниях практически всех участников событий. Подобное поведение казаков отмечалось и позже — при Городне, при Вильно, в других сражениях.

Некоторые генералы в своих воспоминаниях писали, что Платов в день генерального сражения был пьян, но никто его в алкогольном опьянении не видел. Читая про такое, мы должны учитывать конкуренцию в генеральской среде. Платов в то время обладал огромнейшим авторитетом как военачальник, и ему завидовали. Он — генерал от кавалерии, донской казак (а казаков тогда не очень-то привечали в императорской армии), кавалер практически всех императорских орденов. Но противоречия с Кутузовым у него сохранились еще со времен с русско-турецкой войны 1806–1812 годов.

Но у нас имеются документальные подтверждения, что Платов участвовал в этом рейде и принимал самое активное участие в управлении донскими казачьими полками. Об этом свидетельствуют журналы донских казачьих полков. Они сохранились в значительном количестве в Российском государственном военно-историческом архиве, и там есть записи о получении распоряжений Платова на такой-то час.

Но он 28 августа, проявив героически себя в Бородинском сражении, был опять отстранен от командования казачьими войсками. Причиной стало то, что французы под командованием маршалов Мюрата и Нея слишком близко подошли к штабу Кутузова. Фельдмаршал был человеком крутого нрава, несдержан на слова. Сохранились воспоминания об этом событии генерала Раевского, где он пишет о том, что, по словам Кутузова, «Платов привел французов в наш лагерь». Французы действительно воевали в трех верстах от штаба русской армии. Вместо Матвея Ивановича вновь назначили генерал-лейтенанта Петра Коновницына. До начала октября, пока не пришло с Дона казачье ополчение, Платов находился при штабе армии и не командовал казачьими полками.

— Сколько же полков пришло с Дона в составе ополчения?

— 26 донских казачьих полков — 22 ополченческих и четыре служилых полка, а также полурота донской конной артиллерии. С Дона ушло все служилое население, то есть, практически все мужчины. По их приходу был создан Летучий корпус, и Платов был назначен им командовать. Этот корпус и принимал участие в боях при Тарутине, при Малоярославце, в преследовании французской императорской армии до Вильно, Ковно и далее до российской границы. Но 26 декабря 1812 года — после манифеста об объявлении войны за рубежами России — Платов вновь был отстранен от командования уже авангардом. Александр I писал флигель-адъютанту Чернышеву, что необходимо: «Подвинуть престарелого Платова к более активным действиям». Вспомним, что Матвею Ивановичу было тогда 59 лет.

Авангард Платова разделили на несколько отрядов, а Платова отозвали в ставку Александра I. И до мая 1813 года он находился при императорском штабе, затем вновь получил казачьи полки, принял участие в сражении под Лейпцигом, Альтенбургом. В «Битве народов» 4—7 октября 1813 года под Лейпцигом донские казаки не только героически показали себя, но и фактически спасли жизни Александра I и прусского императора Фридриха-Вильгельма II. За это войсковой атаман Платов получил высший орден Российской империи — Святого Апостола Андрея Первозванного, за сражение при Альтенбурге — золотое перо, украшенное бриллиантами и портрет Александра I, также украшенный бриллиантами.

— Эта война отстоит от нас далеко во времени, и часто представления о ней мы имеем по фильмам с участием гусаров…

— Хочу подчеркнуть, что мы говорим о войне, а это страшное и грязное дело. Это смерть, это ужасы, грабежи и насилие. И казаков не надо представлять «белыми и пушистыми». Казаки действовали так, как действовали и французы: они грабили не только жителей других стран, но и собственное мирное население. Реквизиции фуража и продовольствия вызывали, естественно, недовольство. Особенно это касалось партизанских отрядов, которые были оторваны от централизованного снабжения российской армии. Следует понимать, что каждый день лошади необходимо было давать хотя бы полведра овса, ведро воды и 20–30 килограммов сена, да и казакам необходимо ежедневно питаться. В казачьем полку примерно 500 строевых и столько же нестроевых лошадей. Лошадей необходимо еще содержать — чистить и ухаживать, следить за тем, подкованы они или нет, за амуницией, вооружением и снаряжением, чтобы полк находился в боевом состоянии. Средства на все это выделялись из казны, но далеко не всегда они доходили до назначения. Недаром после войны многие высшие офицеры казачьих полков, будучи действительно героями, состояли под следствием. И это явилось одной из причин, почему портреты некоторых из них так и не попали в знаменитую Военную галерею Зимнего дворца.

— А каковы потери среди казаков?

— Очень значительны. И не только среди казаков. По данным историков начала ХХ века, в наполеоновской кампании мы потеряли только убитыми почти шестьсот тысяч человек. По данным донских историков потери казаков составили половину списочного состава донских казачьих полков, примерно 20–25 тысяч. Многие пропали без вести. Но ни один журнал боевых действий, ни одно донесение в штаб российской армии, ни одни мемуары не донесли до нас свидетельства о предательстве среди казаков. Много было тяжело раненых даже среди командиров казачьих полков. Это говорит об их непосредственном участии в боевых действиях, о том, что они не прятались за спины казаков.

Если определять роль казачества в Первой Отечественной войне, то, по словам Кутузова, они были глазами и ушами русской армии. Слова Наполеона – это была лучшая конница Европы времен 1812-1814 годов. И он говорил это, будучи на острове Святой Елены, повторяя, что если бы не казаки России, он никогда бы не проиграл эту войну.

— На картине Верещагина французы под Москвой изображены среди снегов. Но это же не был декабрь месяц! Опять фантазия художника?

— Это не миф. Французы вышли из Москвы 5 — 7 октября 1812 года. Температура была еще плюс 14 градусов. Уже в середине октября она составляла минус 14 — 20 градусов по Цельсию! Вначале пошел дождь, затем снег. Дороги обледенели, а к зимней кампании французская армия была совершенно не готова. Они пришли в Россию на тех лошадях, на которых воевали в Европе, а те были кованы не под гололед. На обледеневших дорогах на подъемы лошади не могли затянуть знаменитые французские артиллерийские парки (телеги с боеприпасами для пушек). Французы вынуждены были толкать лошадей, те не справлялись, лошадей начали забивать и бросать. Это привело к тому, что они лишились разведки, возможности фуражирования, добывать продовольствие. Они бросали свою артиллерию — сотни пушек были оставлены отступавшими по дорогам! — и авангард российской армии, в том числе и казаки, просто подбирали их.

Мороз действительно был сильный. Реки замерзли, но лед был тонок, и перейти по нему на противоположный берег было невозможно. Уже во второй половине октября морозы стояли настолько сильные, что французы потеряли почти всю кавалерию. И сам Наполеон писал о том, что главным виновников его поражения явились русские морозы.

— Получаемся, что опять нам помог «генерал Мороз»! А как же доблесть и воинские умения?

— Ясно, что не этот «генерал» решил исход кампании 1812 года. Он помог — но не решил. Французы погибали от холода у костров, они разрезали брюха лошадей, залезали туда и грелись. Часто за минуты тепла они платили своими жизнями. Действия русского авангарда, основу которого составляли донские казаки, не давали французам ни отдыха, ни продовольствия, ни фуража.

Необходимо учитывать и то, что наполеоновский обоз включал членов семей офицерского состава и генералитета, административных чиновников (с Наполеоном шли все службы, работу которых он хотел устроить в России). И весь этот огромный обоз нужно было кормить. А возвращались они по разоренной Смоленской дороге. В Смоленске были продовольственные склады. Но передовые части к приходу основных сил их уже разграбили. Начались взаимные претензии в лучшей армии Европы: пруссаки стали конфликтовать с французами, поляки — с пруссаками и голландцами. Каждый выживал, как мог, это и привело к полному разложению армии.

— Кутузов действительно не хотел идти в Европу?

— Да. Это так. Он считал, что необходимо остановиться на западной границе и продиктовать условия мирного договора Наполеону. Но есть версия, что в подготовленном манифесте от 25 декабря 1812 года о завершении Отечественной войны Кутузов заложил идею похода в Европу, в том смысле, что врага мы добьем в его же логове.

— Вернемся к потерям. Почему их было столько, если все-таки умели воевать?

— Нужно помнить, что никаких антибиотиков тогда не существовало. Любое ранение, даже легкое, могло обернуться смертью. Ранение в живот просто означало смерть. Но давайте поговорим о тактике ведения казаками боевых действий. У них существовало негласное правило — поразить преследуемого противника в бедро. Удар пикой сбивал человека с коня на землю, и казак мог взять его в плен. Казаки старались не бить в спину или в грудь, потому что в христианской традиции — а она была сильна среди казаков — стремление сохранить человеческую жизнь.

В сабельном бою — другое: или ты победишь, или — тебя. По многим свидетельствам казаки взяли в плен около ста тысяч французов. По современным меркам — шесть стрелковых пехотных дивизий. То есть, каждый шестой-десятый солдат французской императорской армии был пленен донскими казаками.

— После войны изменилось ли отношение к донским казакам в армии?

— Конечно! Они стали героями, легендой России. Но важно учитывать такой момент: представлять к награде отличившихся командиры стали после Отечественной войны 1812 года. До этого любой упомянутый в донесении командира в штаб мог выбирать, что испросить себе — орден, деньги или чин.

— Сейчас уже много лет на Дону говорят о возрождении казачества. Но что мы возрождаем? Ведь нельзя же всерьез повторять в эпоху глобализации, скажем, такую традицию: с трех лет ребенка сажали на лошадь, и он с ней не расставался. Но именно так и получались замечательные воины-всадники. А сейчас казаки идут походом на Париж, и атаман Водолацкий всерьез говорит о том, что участники похода тренировались целый год!

— Возрождать необходимо патриотизм, честное отношение к военной службе, любовь к Отечеству. Хорошо, что сейчас созданы кадетские казачьи корпуса. В них что-то есть от суворовских училищ, но главное внимание здесь уделяется восстановлению исторической памяти казачества, без нее не возможна самоидентификация казачества. Это важная работа. Выпускники, покидающие корпуса — будущие офицеры российской армии. Они имеют хорошую, в том числе, и психологическую подготовку. Даже если они идут в армию рядовыми, эта выучка сказывается. Недаром наши казачьи корпуса признаны лучшими среди кадетских корпусов России. У нас есть замечательное прошлое, на традициях которого можно воспитывать подрастающее поколения