Вести из бесписьменного мира

Обработанный сколок кремня

Обработанный сколок кремня

В Ростовской области памятник археологии верхнего палеолита Каменная балка — единственный памятник этого времени, исследованный почти полностью. С 1957 года им занимается экспедиция кафедры археологии МГУ, и 30 лет ее возглавляет профессор Наталья Леонова.

— А сегодня у нас радость, — говорит Наталья Борисовна и демонстрирует… мелкие ракушки, объясняя, что ожерелье из них украшало человека, жившего на Дону более 15 тысяч лет назад. То, что это не просто ракушки, а именно бусины, говорят просверленные отверстия. А ракушки-то явно не местные, а — ни много, не мало! — те самые, которые водятся на побережье Средиземного моря. Значит, либо существовал тогда столь далекий натуральный товарообмен, либо принесены они были сюда людьми, пришедшими с Переднего Востока, чей путь пролегал в ходе миграции по берегам Средиземноморья.

Бусы были рассыпаны у очага. Задаю наивный, как выясняется позже, вопрос: «А где-то рядом не были обнаружены останки владельца, скажем, его череп, чтобы можно было определить, женщина это или мужчина?» Наталья Борисовна терпеливо, как первокласснику, объясняет, что в нашей стране всего-то и найдены черепа эпохи верхнего палеолита в количестве семь штук. Это же тысячи и тысячи лет тому назад, в ходе которых органика попросту исчезает. «Открываем погребение, — рассказывает профессор Леонова, — а там — пусто». А если повезет и будут определенные условия, костные останки минерализуются, и тогда случаются попросту сенсационные находки в виде тех самых семи черепов.

Каменной балке, памятнику археологии мирового значения, в этом отношении не повезло. Наблюдая работу археологов этой экспедиции, не устаешь поражаться: как среди многочисленных камешков можно обнаружить именно те, которые касалась рука человека 22 тысячи лет тому назад — да еще на глубине примерно полтора метра?! Каждая такая находка остается на небольшом земляном столбике и находится там до конца сезона, чтобы в итоге можно было представить себе общую картину.

В раскопе, дно которого обрабатывали кисточками и небольшими ножами, Екатерина Виноградова, старший преподаватель кафедры археологии истфака МГУ показывает очаг, которому 16 тысяч лет. Тот самый, вокруг которого и обнаружены бусины. А общая продолжительность существования небольшой колонии пришедших сюда из Переднего Востока людей — более семи тысяч лет. Проживали они на одном месте недолго, часто меняли места обитания, строя овальные жилища с очагами. Стенами служили жерди с натянутыми на них шкурами животных. Кто из них обитал в окрестностях Каменной балки тысячелетия назад, узнали таким образом: камня тогда было мало, и ямки для жердей бутовали костями того, на кого охотились. Так стало известно, что здесь водились дикие лошади и ослы, северные олени, бизоны.

— А рыбу те древние предки ловили? Дон-то рядом, — спрашиваю Наталью Борисовну, и она смотрит на вопрошающего, как на безнадежного двоечника. И объясняет: ландшафт был тогда совсем другим. На месте нынешнего Дона протекал праДон, и это была вовсе не спокойная равнинная река. По дну каньона глубиной в 70 метров грохотал бурный поток, который вливался в Черное море в районе Керчи. Азовского моря не было, оно появилось много позже, когда ландшафт изменился, и Черное море «растеклось» Меотским болотом или Меотским озером, как называли мелкое Азовское море древние греки.

Но зачем, зачем нам изучать такую древность? Что сегодня полученные знания могут дать людям? Понимаю, что с таким вопросом абсолютно уничтожаю себя в глазах доктора исторических наук, но таки задаю его Наталье Борисовне потому, что и другим-то нужно объяснить: почему на исследование столь далекой эры экспедиция, исследующая Каменную балку, выигрывает гранты международных фондов и обществ — того же National Geographic?

И профессор Леонова, словно повторяя пропущенную лекцию отстающему студенту, говорит:

— Если бы эти люди были безуспешными, нас бы с вами не было. Не было бы следующего периода истории — неолита. Некому было бы учиться делать керамику, приручать лошадей, а далее — осваивать производство металла и так далее. То есть, в Каменной балке — в том числе, мы имеем дело с первым звеном цепочки развития человечества. А у этих людей стоит поучиться жить в гармонии с природой.

Исследование этого памятника археологии — это не только последующие доклады на международных конференциях, но и ежегодные (в течение десятилетий!) три месяца под палящим донским солнцем. Это и стояние доктора исторических наук Леоновой под стрелой экскаватора, который приехал сюда — в заповедник! — копать фундаменты под дачи. Это и удивительная интуиция, позволяющая на небольшом сколе кремневого обломка увидеть след от руки человека, сделанный более двух десятков тысячелетий назад.

Очаг

Очаг

Обработка материала

Обработка материала