За спины народных артистов

Татьяна Шкрабак Михаил Бушнов

Татьяна Шкрабак Михаил Бушнов

Поставленная Николаем Сорокиным инсценировка рассказа Исаака Зингера «Поздняя любовь» в театре имени Горького попросту подставляет любимых артистов под град критики. Режиссура в спектакле практически отсутствует, и исполнители играют в меру своего понимания героев, что не всегда адекватно идеям, заложенным лауреатом Нобелевской премии в своей великолепной прозе.

С прозы-то и начнем. Дело в том, что инсценировка рассказа, сделанная московским автором Валерием Мухарьямовым и названная им “В тени виноградника”, низводит трагедию одиночества, еврейского одиночества в большом городе, до мелодрамы. Конечно же, надо было ориентироваться на сам рассказ, тогда бы и вышла повесть о том, как «встретились два одиночества, развели у дороги костер». Ладно бы, «костру разгораться не хочется», но ведь заканчивается все трагически. В спектакле совсем непонятно — почему. Ведь играет великолепная Татьяна Шкрабак женщину в возрасте, которая по понятным причинам старается завлечь живущего рядом другого пожилого человека. А у Михаила Бушнова и глазки начинают посверкивать, словом, попался мужик в расставленные сети.

Но все — не так, если отнестись к первоисточнику! Там сразу понятно, что эти люди не могут быть вместе по определению. И вот парадокс — именно неожиданная смерть героини заставляет подумать героя о необходимости найти ее молодого родственника и поговорить с ним о ней. То есть, стена в крепости одиночества дала трещину — пусть даже такой ценой.

Правда, играть все это приходится Михаилу Бушнову, что называется, на пустом месте. Автор не предусмотрел для него ничего, кроме каких-то общих слов.

А тут еще и якобы еврейская музыка, которая звучит слишком громко для малой сцены и на деле попросту заглушает слова героев. Зрители уже и пересаживаются, чтобы сидеть подальше от динамиков, ан — нет! «Все равно ничего не услышите, — словно говорит режиссер, словно и не сидел он в зале и не слушал, как звучит текст со сцены.

Словом, это очередная неудача на малой сцене. Но обидно, что в данном случае первооснова-то (имеется в виду рассказ) отличная. Потому и можно было художественному руководителю театра не подминать ее под себя, а пригласить режиссера покрепче. Все-таки народные артисты имеют право хорошее к себе отношение.