Текст – в студию!

Александр Нестеренко (гусар)

В репертуаре Камерной сцены Ростовского музыкального театра появились две малоизвестные оперы известнейших композиторов ХХ века — Игоря Стравинского и Сергея Прокофьева. За попытку их вернуть современному зрителю, как говорится, спасибо! И, тем не менее, во время спектаклей все время хотелось крикнуть: «Текст — в студию!»

Камерная сцена не предполагала оркестровой ямы, потому все оркестранты (а это не столь уж и камерный оркестр!) сидят перед сценой, и музыка попросту заглушает тот текст, что поют солисты. Да еще с дикцией у исполнителей, как водится, проблемы… Нет, то, что они поют, это понятно, но что они поют, разобрать трудно, если возможно вообще.

В прозвучавшей первой «Маддалене» мелодраматический сюжет как-то складывался. Увидев роковую красавицу Елену Кузнецову (Маддалена), чего уж тут гадать — ревность и страсть! Да и Максиму Аверину (Стеньо) порой удается перекричать оркестр, и зритель, понимая, не заглядывая в либретто, что страдает бедняга от неизвестной красавицы. Правда, каким образом удается натравить неверной жене мужа на любовника, хотелось бы все-таки слышать, но — не судьба!

«Маддалена», если не считать темных сил (миманс театр), которые все время ее провоцируют на нехорошие поступки, решена традиционно, а вот «Мавра» — не совсем. Если уж точно, так и совсем нетрадиционно. Сюжет о том, как переодетый кухаркой (чтобы быть поближе к любой девушке) гусар брил усы и за этим делом был пойман, переиначен до невероятности, — даже пересказывать не стоит, хотя портрет Пушкина на сцене «в снятом виде» присутствует. Ох, как хочется знать, что же происходит и с хорошенькой девушкой, и с ее матушкой, и с их соседкой! Почему они так ревностно борются за попавшего к ним на остров Гусара (хотя человека в тельняшке трудно назвать именно так). Но все их голоса тонут в слишком громко звучащей музыке Стравинского, кстати сказать, замечательной музыке — озорной, гротесковой и лиричной одновременно.

А вот музыка «Маддалены» таковой не показалась. Может быть, слишком велики были ожидания… Интересно узнать и следующее: а сами режиссеры — Павел Сорокин и Анастасия Мишакова — слушали, как звучат их постановки из зала?…

Мария Баннова (Параша) в спектакле Мавра и Маддалена Ростовского музыкального театра

Мария Баннова (Параша)

Оксана Андреева (мать) и Александр Нестеренко (гусар)  в спектакле Мавра и Маддалена Ростовского музыкального театра

Оксана Андреева (мать) и Александр Нестеренко (гусар)

Мария Баннова (Параша) и Александр Нестеренко (гусар)  в спектакле Мавра и Маддалена Ростовского музыкального театра

Мария Баннова (Параша) и Александр Нестеренко (гусар)

Елена Кузнецова в спектакле Мавра и Маддалена Ростовского музыкального театра

Елену Кузнецову (Маддалена)