Езда с опущенными вожжами

Скребов Николай Михайлович - директор дирекции программ службы радиовещания ГТРК фото Веры Волошиновой

Скребов Николай Михайлович - директор дирекции программ службы радиовещания ГТРК

События последних месяцев заставили ростовские писательские организации учредить свой антиприз с единственной номинацией–«За самую дикую книгу года». «Приз» получил название «Сапоги всмятку».

Первый обладатель «приза» стал известен на днях: им оказался Георгий Губанов, присвоивший себе авторские права на издание «Дон литературный», названного им энциклопедией. На прошлой неделе ростовские писатели устроили антипрезентацию этой, уже приобретенной многими библиотеками области, книги. Страсти во время проведения мероприятия кипели нешуточные. Что же так взволновало писателей?

Сплошной обман

Первым слово взял председатель правления Ростовской организации Союза писателей России Василий Воронов. Напомнив, кем были и как творили французские энциклопедисты, он констатировал, что в ХХI веке таковые появились и на Дону. Речь идет вовсе не о недавно ушедшем Владимире Сидорове, авторе известнейшей «Энциклопедии старого Ростова и Нахичевани», первого тома «Казачьей энциклопедии», трудов хоть и спорных, но навсегда занявших свое место в донском краеведении. Речь идет в данном случае о Георгии Губанове, которому правления обеих писательских организаций поручили работу по составлению справочника о писателях Дона. Именно справочника, новое издание которого так просили библиотечные работники. Именно справочника–не больше, не меньше!–составленного компактно с небольшими биографическими данными членов писательских союзов и библиографией, то есть, как можно большим перечнем их трудов. Последнее издание такового состоялось на Дону в 1986 году и уже не отвечало запросам читателей, о которых и говорили библиотекари. Имеются протоколы заседаний правлений, где поручение Георгию Губанову было зафиксировано. Почему именно ему, в ходе работы над книгой в категорической форме отказывающегося предоставить для сверки гранки и корректуру, было разрешено взять инициативу в свои руки, остается загадкой. Протесты со стороны писателей, однако, были. Было даже письмо, в котором около 30 членов обоих Союзов отзывали свои тексты из готовящегося издания. Но это не остановило ретивых издателей. Издание вышло в издательстве Литфонда (кстати, не обозначенное в выходных данных книги. Этот факт ставит книгу в разряд контрафактной продукции), принадлежащее господину Рябцеву, в свое время исключенному из Союза писателей за плагиат. Стоит ли уточнять, что имя Евгения Алексеевича Рябцева в энциклопедии имеется, но … в качестве члена Союза писателей СССР?!

Однако самым шокирующим, по словам Василия Воронова, оказался тот факт, что рядом с именем Георгия Губанова стоит значок копирайта, который, хочет г-н Губанов того или нет, утверждает, что именно он, Георгий Васильевич, является не только составителем и редактором данной энциклопедии, но и автором проекта! А поскольку под биографиями писателей также подписи не стоят, значок копирайта означает, что и эти тексты теперь принадлежат нашему «энциклопедисту».

Уверения «автора» в том, что издание «Дона литературного» является изданием некоммерческим, опровергается фактом его продажи за цену отнюдь несимволическую.

Путаница и неграмотность

Ошибки в биографиях (умершая несколько лет назад Элеонора Анохина оставлена в живых), путаница в подписях под фотографиями–это еще не самые большие промахи в издании.

Поэт Николай Скребов заметил: «Тексты об ушедших взяты из сборника 20-летней давности, и, не меняя ни стилистики, ни патетики, не принимая во внимание особенности переживаемого времени, помещены в «энциклопедию». Это безалаберность, езда с опущенными вожжами, как говаривал в свое время Александр Твардовский. То есть, как оно идет, так пусть и идет. Тексты, которые составляли про самих себя писатели, сотворены в разных стилях: кто о себе писал от первого лица, кто–от третьего, кто не уложился в две страницы, кто счел возможным уместить свою творческую жизнь в два абзаца. Все они помещены в издание именно в таком виде, то есть, без всякого редакторского вмешательства».

- Лучше–никак, чем–так!–закончил свою речь уважаемый поэт, много лет состоявший редактором известнейшего радиожурнала «Дон литературный». Михаил Коломенский, председатель правления ростовской организации Союза российских писателей, назвал «Дон литературный» очень смешным изданием, ибо книги с такими ляпами и орфографическими, стилистическими и проч. ошибками на донской земле, с его точки зрения, не появлялось никогда. «Ниже плинтуса!»–так отозвался об уровне «Дона литературного» поэт Леонид Григорян.

«Обрезание» донской литературной жизни

.

Насколько же урезана литературную жизнь Дона в издании, претендующем на звание «энциклопедии»? Прежде всего г-н Губанов раз и навсегда определил место в литературе Антона Павловича Чехова, расположив его имя в общем ряду членов писательских союзов–между господами Черносвитовым и Шемшелевичем.

В издании отсутствует Александр Солженицын, на минуточку–лауреат Нобелевской премии. Не удостоился упоминания в «энциклопедии» и такой блестящий представитель Серебряного века, как Николай Гумилев. Он посетил Ростов во время своего последнего путешествия по России в 1921 году, увидел здесь постановку своей пьесы «Гондла» и пригласил Театральную мастерскую, эту постановку осуществившую, в тогдашний Петроград. И были среди исполнителей «Гондлы» известнейшие впоследствии всей стране братья Шварц, пьесы одного из которых–Евгения–до сих пор почитаются как одни из лучших драматических притч-сказок. А это уже, как бы к этому не относиться, факт литературы даже не донской–российской!

О выступлении Осипа Мандельштама в Ростове-на-Дону в 1922 году в «энциклопедии»–ни слова. А ведь именно в донских газетах опубликованы несколько его стихотворений той поры и ряд блестящих образцов прозы. И, находясь далеко от Ростова, вспоминал Осип Эмильевич этот «старый митрополичий русский город»! И не существовало на донской земле такого блестящего писателя, как Федор Крюков, если верить «Дону литературному»! Не удостоился гордость казачьей литературы внимания г-на Губанова, как, впрочем, и литература донского казачьего зарубежья–феномен, не имеющий себе равных в истории мировой культуры.

Можно было упомянуть Пушкина (по представлению автора вступительной статьи «энциклопедии» Александр Сергеевич братался с неким атаманом на площади перед Атаманским дворцом, к строительству которого в пушкинские времена и не приступали!) и Лермонтова, проезжавших по нашим просторам, но забыть тех, кого принимали в писательский союз именно здесь. Например, ту же Светлану Гершанову, закончившую Таганрогский тогда еще радиотехнический институт, и издавшую в Ростиздате свои первые книги. Она уехала в Москву и сейчас живет и здравствует там. Если же верить «энциклопедии», не было такого поэта на донской земле.

Если выбран в качестве основы энциклопедии принцип алфавита, то почему было не начать с Аркадия Аверченко?! Разве не он, равно как и Тэффи, Мариэтта Шагинян, печатались в «Приазовском крае» в 1918-1919 годах? А сколько еще известнейших всей России литературных имен появлялись тогда в местных газетах?!

В станице Кагальницкой есть библиотека, которая носит имя родившего здесь донского поэта Сергея Королева. Что узнают о нем, открыв «Дон литературный» земляки? Что он написал всего три книги?! А остальные не упомянуты лишь потому, что насчет их существования был не в курсе наш «энциклопедист»?! Кто возместит этот моральный ущерб?

В Мечетинской библиотеке Зерноградского района, получив эту книгу, будут искать имя своего знаменитого земляка Бориса Примерова. И ведь не найдут–будто бы не рождала этого прекрасного поэта донская земля!

Примеры подобного «манкуртизма» в «Доне литературном» можно множить и множить.

Что делать?

Никаких репрессий по отношению к члену своей организации донские писатели предпринимать не будут. Бороться с людьми, которые нарушили их авторские права, а также бросили тень на писательские союзы, решено исключительно правовыми методами. Книга «Дон литературный…» будет отдана на экспертизы–как правовую, так и литературоведческую. С их результатами писательские организации намерены обратиться в суд–если такое решение примет общее собрание.

Воистину есть Книга и книга. И, по счастью, не только об издании «энциклопедии» говорили писатели на антипрезентации. В Ростове в издательстве «Ковчег» маленьким тиражом вышел сборник воспоминаний о Виталии Семине, писателя трудной творческой судьбы. Люди, которые издали эту книгу за свой счет, дарят, а не предлагают ее на продажу. Хотя именно таких книг, грамотно и тактично составленных, о замечательных авторах, родившихся и творивших на донской земле, ох, как не хватает сегодня читателям.