Зрители аплодировали Бомарше

Фигаро-и-Сюзанна-свадьба

Премьера в Ростовском академическом театре драмы имени М.Горького в очередной раз заставила задуматься — насколько же необходим сегодня этому театру художественный руководитель. Тот самый руководитель, который поставит заслон непрофессионализму на академической сцене.
Гульнара Галавинская поставила на «горьковской» сцене комедию Бомарше «Женитьба Фигаро». Что же должна была эта дама-режиссер сделать с любимыми актерами, чтобы вместо того, чтобы хотя бы осмысленно произносить самоигральный текст, они, возбужденные, бегали по сцене, кричали не своими голосами, напрочь растеряв, казалось бы, всегда присутствующее им сценическое обаяние?!

Фигаро-и-Антонио

Фигаро (Алексей Тимченко) и Антонио (з.а.России Сергей Власов)

Исключения — небольшие. Выбить профессионализм из Сергея Власова, сыгравшего Антонио, оказалось невозможно: он — один из самых органичных исполнителей в этом спектакле.

Сюзанна-и-Граф

Сюзанна (Алена Гудкова) и граф Альмавива (Александр Волженский)

Временами вспоминается, что и Александр Волженский (граф Альмавива) хороший актер — по крайней мере, об этом напоминает его последний монолог о слишком добродетельных женах.

Судья---Юрий-Добринский

Дон Гусман Бридуазон (судья) - Юрий Добринский

Интересен и судья (Юрий Добринский), не переигрывающий, несмотря на неоднозначность ситуаций, в которые по воле режиссера попадает его герой. Вот, кажется, и все.

Теперь о так называемой режиссуре. Много-много десятилетий назад Бомарше написал пьесу о, как бы сейчас сказали, отсутствии социальных лифтов в современном ему обществе. То есть, о том, что человек талантливый и многое умеющий, не сможет ни заниматься любимым делом, ни занять соответствующее его способностям место. Написал — на все времена, тема — более чем актуальна сегодня, чему свидетельства — аплодисменты (автору!) в некоторых местах спектакля, когда ажиотаж исполнителей отступает на задний план, а на переднем оказывается бессмертный текст.

Но в спектакле настолько перемешались господа и их слуги, что непонятно, чем недоволен Фигаро. Требовать сыграть дворян того века от наших современников, конечно, абсурдно, но различия-то хотя бы в положении слуг и хозяев показать можно. Тогда Сюзанна (Алена Гудкова) не будет бросаться на шею графини (Елена Золотавина) и целовать ее, будь она трижды ее крестная.

В спектакле напрочь отсутствует второй план, оттого и Фигаро (Алексей Тимченко) кажется не только не умным, но и не хитрым. Актер захлебывается в бешеных ритмах и необходимости проявлять свой темперамент настолько, что даже голос у него садится в финале спектакля. Зачем режиссеру заставлять актера рвать страсти в финальном монологе Фигаро, в котором ничего, кроме горечи осознаваемого (мнимого!) провала звучать не должно?… Потому-то и совсем не «играет» сцена узнавания Сюзанны в платье графини.

О монологах — особо: то, что они у автора дидактичны в духе своего времени, скажет любой читатель пьесы, обеими руками проголосующий за то, что их сегодня надо сокращать. Однако так не показалось режиссеру, потому спектакль длится более трех часов!

Фигаро-Марселина-и-Бартоло

Фигаро (Алексей Тимченко), Марселина (Марина Любимова) и Бартоло (Анатолий Запорожцев)

Еще один вопрос: зачем нужно было «размазывать» спектакль по всему огромному залу? Многие сцены проходят в первом ряду партера. О том, что половина зала их не видит, постановщице, судя по всему, не приходило в голову. Они, естественно, освещаются прожекторами, и люди, сидящие рядом, к концу спектакля просто слепнут от их яркого света. Это было так задумано?!…

Наш режиссер взяла на себя и труды сценографа, проявив при этом абсолютный непрофессионализм. Смешать стили всех времен и народов в бутафории и декорациях, смешать люстры и подстриженные колоннами вечнозеленые растения (где в таком случае происходит действие — в саду или в помещении?). разбавив все это красными лестницами-стремянками в парадной зале (!), где проходит судебное заседание — за что такое зрителю?!…

Про скабрезности, которыми наполнен спектакль, уже промолчим.

Стоит ли удивляться тому, что даже на премьере зрительный зал был заполнен не полностью. Ростовский зритель — благодарный зритель, но интуиция его никогда не подводила. Он, конечно, устроит овацию после любой премьеры, но голосовать за нее все равно будет рублем.