Анатолий Квасов:»Народная песня — это наше национальное достояние!»

Беседа о предстоящих европейских гастролях с художественным руководителем академического ансамбля песни и пляски донских казаков, лауреатом Государственной премии имени М.Глинки, профессором А.Н.Квасовым.

— Знаете, Анатолий Николаевич, после потрясающего приема Кубанского казачьего хора в Ростове прямо-таки патриотизм взыграл:»Наши-то — не хуже!» Да и Виктор Захарченко, руководитель хора, сказал, что вас в Краснодаре принимали с восторгом. Это были обменные гастроли?

— Наше выступление было приурочено к юбилею Захарченко. Это был фактически поздравительный концерт. А принимали нас действительно хорошо. Наши коллективы дружат, но с другой стороны имеет место творческое соперничество. К сожалению, это соревнование — не на равных, потому что у кубанцев возможностей куда больше, чем у нас.

— Это следующий вопрос!

— Мы — разные, не пересекаемся в своем творчестве. Может быть, поэтому, когда выступаем на Кубани, нас действительно принимают очень хорошо хотя бы потому, что слышат что-то новое. Хотя мы как представители донских казаков, фактически родоначальников всех казачьих войск России, имеем полное право исполнять песни забайкальских казаков, уральских, амурских. Но песню иной стилистики просто так в концерт не поставишь, нужно делать специальные программы. А времени нет — то праздники, то неотложные гастроли, то отгулы, без которых невозможно, когда перерабатываем. Да и постоянная аренда в филармонии очень мешает заниматься. Филармония перегружена — много новых коллективов, а репетиционные помещения — все те же. Вот тут и можно по-хорошему позавидовать кубанцам. У них репетиционная база просто замечательная! Они имеют два балетных зала, каждый из которых в два раза больше одного нашего. Плюс масса репетиционных комнат и даже чуть ли не каждый из административной группы имеет свой кабинет. А эта комната, где мы сейчас находимся, и репетиционная, и кабинет художественного руководителя, и раздевалка.

— Если я не ошибаюсь, при Кубанском казачьем хоре и научно-исследовательский центр имеется!

— У них есть и детский центр, где они воспитывают себе смену. Нам обещали, что мы тоже получим свою базу, что у нас будет место не только для репетиций, но и для организации своей студии. Но … Сегодня мы имеем право всего лишь один раз в неделю выйти на сцену филармонии. Для такого коллектива, как наш, разве это достаточно?! Балетный зал наш мал, там невозможно что-то услышать и увидеть.

— Вы говорили о студии, а есть мнение, что научить народной песни нельзя. От рождения либо человек понимает, как петь народную песню, либо — нет.

— Я не согласен с таким мнением. Есть люди с музыкальными способностями, которые любят народную песню, их-то и можно научить ее петь. Современные молодые люди, те самые, о которых думают, что им все — трын-трава, приходят на наши концерты и преображаются. Они с удовольствием слушают народные песни и в конце выступления устраивают овации. А хоровому пению надо учить обязательно, это надо распространять не только в школах — везде. Народная песня — это наше национальное достояние. Ребенок, выросший без народной песни, станет весьма ограниченным человеком.

— Я заметила, что у вас в ансамбле всего лишь две блондинки, а остальные — брюнетки. Мужчины же все — с усами! Это что — своего рода униформа?

— У казака всегда гордостью были усы и чуб. Чубы сегодня есть не у всех, а усы — уж будьте любезны! Но вот придут к нам ребята из училища на практику — им по 18 лет. У них усы, как понимаете, еще толком не выросли. Придется воспользоваться определенными театральными приемами. Раз решил работать в казачьем ансамбле — соблюдай творческую дисциплину!

— Трудно с кадрами нынче?

— Очень трудно. Раньше к нам и из самодеятельности талантливые люди приходили, но сейчас-то и ее почти нет. Была поставщиком кадров и Украина. Там и сегодня есть студия Вирского, Днепропетровское хореографическое училище, студия при хоре имени Веревки, оттуда к нам много в свое врея приходило танцовщиков. Впрочем, как и футболистов. На юге России — слабое хореографическое училище в Ставрополе, значительно сильнее, с хорошими традициями — в Воронеже. Но там уже к выпускникам — не подступись! Раньше они приходили к нам на практику. Кому-то по практике просто ставили зачет, а кому-то и посылали приглашение на работу. Приехал я недавно смотреть там третий курс. Первый вопрос у ребят: «А что платить будете?.. Ах, столько!.. Я имею приглашение туда, где платить будут в три раза больше!»

— Вы говорите, что выступаете часто, а народ обижен на то, что в Ростове вас увидеть можно крайне редко. Так где же вы выступаете?

— Так повелось, что в Ростове у нас один — два концерта в месяц. Мы ведь сами себе — и композиторы, и поэты. Новая программа рождается очень трудно. Это театр может выбрать для постановки пьесу Чехова или Шекспира и — играй-не плошай. Или симфонический оркестр играет веками проверенный многочисленный репертуар. А у нас репертуар с полки не возьмешь. Вот, к примеру, программа «День воскресный в старом Ростове»…

— Замечательная хореографическая сюита! Кубанцы уж точно такое не сделают, и дело вовсе не в хореографическом мастерстве, а в том, что такого роскошного материала у них нет. Ведь старый Ростов — это легенда!

— Долго мы искали этот материал, думали, как это сделать. У нас же еще одна опасность есть — надо сохранить чистоту жанра. Мы — концертная организация, а это значит, что мы должны готовить отдельные концертные номера. Мы — не фольклорный театр. Тут нужно пройти по очень узкому лезвию — не впасть в «глухой фольклор», не сделаться театром. Жизнь фольклора в профессиональном искусстве — совсем не то, что в станице. Если я беру песню, интересную по музыке и тексту, но плохо исполненную хуторским коллективом, я начинаю работать над ней как реставратор — ищу недостающие партии, убираю ненужные, случайные созвучия, то есть стараюсь восстановить исполнение этой песни хорошими певцами. И время требует своего. Народная песня никогда не было застывшей догмой, она по жизни всегда шла рядом с человеком. Почему у казаков такая богатая песенная культура?

— Действительно, почему?

— Случилось событие — скажем, бой выиграли — вот про это и поют. Прежний мелодический материал заимствуют, но так как текст новый, мелодия к нему и приспосабливается. И песня получается новая. Говорить о том, что крестьянские песни ХYIII-ХIХ веков сохранились так, как их пели тогда, нельзя. Менялись люди, уклады. Хотя все зависит от того, какую задачу ставит перед собой руководитель хора. Профессиональное искусство часто упрекают в пристрастии к чрезмерной чистоте интонации, вычурности исполнения. Но в профессиональном исполнении нельзя допускать фальши.

— А как вы относитесь к тем песням, которые пишут сейчас как бы «под народные»?

— Если бы наша композиторская школа хорошо знала фольклор и на этой бы базе создавала новые песни!.. Ведь наша песня такими красотами располагает! Не было бы русской оперной школы, если бы Римский-Корсаков, Балакирев, Глазунов, Чайковский, Глинка не обратились к народной песне. Сейчас фолк-модерн, неофольклор все чаще привлекают внимание музыкантов. Может быть, в этом и есть надежда, что возникнет хрупкий мостик между старым и новым народным творчеством. Оказывается, наш фольклор такими эстрадными возможностями обладает! Там ни спиричуэлсу американскому делать нечего, ни африканским ритмам.

— Вернемся к вашей материальной базе, она у вас, как мы выяснили, «хромает», а как с зарплатами?

— 11, 12, 13 разряды по ЕТС — это у нас для простых артистов плюс 50-процентная губернаторская надбавка, вот и считайте, сколько они получают. 14-й разряд у нас — для заслуженных артистов, которых в ансамбле раз-два — и обчелся. Итого мы имеем примерно по две тысячи на брата, у кубанцев зарплата в среднем — в четыре раза больше. Как это им удается — загадка. У меня хорошие танцоры и солисты ушли в бизнес. Плачут, поскольку любят свое дело, но семью-то кормить надо!

Но все-таки нам помогают: хочу воспользоваться случаем и поблагодарить нашего губернатора за материальную поддержку коллектива. На выделенные средства мы заказали новые костюмы приобрели необходимые музыкальные инструменты и реквизит.

— Позвольте пожелать вам, чтобы и в Германии, и в Венгрии, и во Франции с Испанией зрители встречали вас также, как на Кубани и Дону.


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.