Ростовское общество журналистов

Сегодня в России существуют как минимум шесть профессиональных сообществ работников периодической печати и электронных средств массовой информации. На Дону, как известно, зарегистрированы две их региональные организации – это Ростовское отделение Союза журналистов России и такое же отделение Медиа-Союза. Признаемся честно: если бы завтра они перестали существовать, никто бы в городе этого не заметил – настолько они аморфны и нацелены в своей вялотекущей деятельности только на себя. Однако справедливости ради отметим, что не всегда было так – существовало в Ростове до 1917 года общество журналистов, деятельность которого можно поставить в пример нашим современникам.

Его появление в 1914 году, как, впрочем, и многих других общественных организаций, говорит о том, что в стране в это время стало активно формироваться гражданское общество, развиться которому, как известно, не дали. И вот сегодня, когда мы снова заговорили о необходимости построения в России гражданского общества, обратиться к опыту коллег в прошлом было бы очень полезно.

Люди, живущие исключительно газетной работой

Итак, Ростовское общество журналистов согласно уставу, утвержденному 29 мая 1914 года особым городским об обществах присутствием, имело целью “путем единения и взаимопонимания деятелей культуры и периодической печати содействовать улучшению материальных, этических и культурных условий их жизни”. Район деятельности общества предполагался в областях Войска Донского, Кубанского и Терского и губерний – Ставропольской, Черноморской, Воронежской и Саратовской.

В разделе “Хроника” газета “Приазовский край” 6 июня 1914 года сообщала: “Вчера состоялось частное совещание учредителей Ростовского общества деятелей периодической печати и литературы. В список лиц, которых следует пригласить на первое общее собрание, внесены лишь профессиональные журналисты, то есть люди, живущие исключительно газетной работой. Таких лиц в Ростове-на-Дону оказалось свыше 40….”

В следующем сообщении в рубрике “Местная жизнь” “Приазовского края” 8 июня называются имена избранных членов правления. Это Петр Титович Герцо-Виноградский, писавший под псевдонимом Лоэнгрин, Петр Иванович Марченко, называемый в донесении ростовских жандармов славяносербским мещанином Екатеринославской губернии, журналист, а потом редактор газеты “Утро Юга”. Далее назван Николай Георгиевич Мардарьев, цензор, ставший журналистом и работавший в “Приазовском крае”, Михаил Максимович Майзель(псевдоним – Михаил Долотов) и Константин Народин – оба работавшие в “Приазовском крае”. Далее следуют фамилии двух деятелей донской печати того времени, на судьбах которых стоит остановиться подробнее.

Две судьбы: молотовец и эмигрант

Иван Яковлевич Алексанов, писавший под псевдонимом Небессмертный, прожил в журналистике долгую жизнь. В отличие от обладателей многих, воистину золотых перьев донской печати, ему довелось пережить 1920 год (год установления Советской власти на Дону) и остаться, как говорится, в строю. Что он при этом испытывал, какими трудами ему удавалось соответствовать новым требованиям – все это остается, как говорится, за кадром. Статьи Алексанова можно было тогда встретить в журнале “Северный Кавказ”, в газете “Молот”, где 8 сентября 1929 года опубликован некролог, в котором Иван Яковлевич назван старейшим ростовским журналистом. Умер он в возрасте около 70 лет.

Судьба другого члена правления – совсем иная. Василий Владимирович Асмолов родился 28 июля 1883 года в семье Владимира Ивановича Асмолова, владельца табачной фабрики, в будущем – почетного гражданина города Ростова. В отличие от отца он не был владельцем “движимости и недвижимости”, в год основания общества журналистов значась в справочниках гласным городской думы и редактором газеты “Утро Юга”. В годы гражданской войны он находится в Добровольческой армии, служит в штабе Врангеля. Потом – эмиграция. По свидетельству ростовского краеведа С. Швецова, во Франции он перебивается случайными заработками, в частности, моет полы в редакциях (проверить этот факт не удалось), подрабатывает публикациями в журнале “Часовой”. Там и появляется некролог, из которого можно узнать, что Василий Владимирович Асмолов умер 5 октября 1962 года в Париже в возрасте 79 лет.

Помочь раненым, беженцам и профессиональному журналу

30 сентября Ростовское общество журналистов в Ростовском театре (как известно, так в ХХ веке стал называться знаменитый Асмоловский театр) провело вечер в пользу раненых, сопровождавшийся, как писал “Приазовский край”, большим материальным и духовным успехом. Дирекция Кино-Паласа для этой акции предоставила картины патриотического содержания – “Высочайший выход в Успенский собор”, “Действия русских пулеметчиков”, “Трофеи наших побед”, “Русские раненые в Москве”.

Во второй части вечера драматическое обозрение газеты “Шрапнель” в постановке известного режиссера К. Марджанова было довольно бойко представлено самими журналистами, что очень понравилось публике. Далее началась продажа самой газеты разносчиками во главе Василием Владимировичем Асмоловым и рядом дам, предложившим свои услуги. Чистый доход вечера составил 1239 рублей 38 копеек плюс 9 крон, плюс 30 геллеров, плюс 5 пфеннингов, что говорит о присутствии на вечере иностранных поданных.

Однако не только благотворительными делами и трудовыми спорами занималось общество. 16 декабря того же 1914 года на заседании правления обсуждалось обращение московского общества деятелей печати и литературы, содержавшее просьбу о помощи в деле издания профессионального печатного органа “Журналист”. Правление постановило всячески популяризировать это издание, выписать его самому и просить редакции местных и краевых газет о выписке “Журналиста”. Было также решено субсидировать это издание в размере не менее 50 рублей.

Собиралось проводить Ростовское общество журналистов и День печати. Но это должно было стать вовсе не тем мероприятием, что ассоциируется у наших современников с 5 мая или 13 января. В этот день первой половины сентября 1915 года предполагалось выпустить номер газеты, который мог бы заменить все местные газеты, в этот день не выходящие. Номер газеты должен был быть посвящен беженцам, и выпускался с целью установить их связь с общественными организациями. К участию в этом мероприятиями планировалось привлечь не только журналистов, но и депутатов ГосДумы от Донской области, местных общественных деятелей. По сведениям Ростовского розыскного пункта Донского областного жандармского управления, в этой акции должны были принять участие и члены студенческого бюро при Военно-промышленном комитете. Но, судя по всему, этот День печати провести не удалось.

Творцы! Да объединитесь вы наконец-то

Давно уже ведутся разговоры о необходимости объединения творческих союзов Дона. Плодотворность такого объединения была очевидна и в 1915 году. 19 октября на общем собрании Ростовского общества журналистов дебатировался вопрос о создании в Ростове литературно-артистического клуба с целью единения между журналистами, актерами, музыкантами, художниками – представителей столь родственных профессий. Создание такого общества в городе содействовало бы живому обмену мнений по вопросам искусства не только между самими художниками, но и между художниками и критиками. Увы, такой клуб создан не был: и сегодня найти общий язык критикам с художниками бывает очень трудно.

Одно из последних упоминаний об обществе помещено в № 39 газеты “Ростовская речь” от 11 февраля 1917 года, где сообщалось, что правлением общества предполагается устройство вечера памяти украинского поэта Тараса Шевченко. Что произошло в конце февраля 1917 года, знают все. Не прошло и месяца спустя, как в “Ростовской речи” появляется заметка под названием “Журналисты в Совете депутатов”, в которой можно было узнать о том, что представитель местных журналистов Н.Я.Березовский обратился в Совет рабочих депутатов с предложением принять в Совет представителя журналистов. На первом же заседании сформированного Совета единогласно было решено принять в свои ряды одного представителя журналистов. Приветствие Березовского рабочего класса от имени журналистов встречено общим рукоплесканием. Надо ли говорить, что именно этого Березовского общее собрание журналистов, работающих, как написано в той же “Ростовской речи”, в местных изданиях, и избрало представителем в Совет рабочих депутатов?! В то же время Ростовское общество журналистов – и это последнее упоминание о нем в печати, которое удалось найти – направляет своих представителей Майзеля и Марченко не в Совет рабочих депутатов, а в Ростово-Нахичеванский гражданский комитет, вероятно, считая его более легитимным органом.

К октябрю 1917 года становится ясным, что ростовские журналисты во власть уже наигрались, и продолжать эти игры никому не хочется. Во всяком случае, несколько раз в “Ростовской речи” в этом месяце, начиная с 13-го числа, появлялось объявление об общем собрании журналистов-профессионалов для избрания представителя в Совет рабочих и солдатских депутатов. Кворума, судя по всему, все не было и не было, и последнее объявление (накануне 25 октября!), призывавшееся журналистов все-таки прийти на собрание, уже гласило: “Представитель в Совет будет избран при любом количестве собравшихся”.

Вышесказанное вовсе не означает, что жизнь в местных изданиях застыла на месте. Напротив, в годы гражданской войны, когда, казалось бы, было не до печати, количество издаваемых газет и журналов в Ростове-на-Дону увеличилось в несколько раз. Но это уже совсем другая история – без Ростовского общества журналистов.
Автор глубоко признателен сотрудникам Государственного архива Ростовской области и отдела краеведения ДГПБ за помощь в сборе материала

“Молот”, 24 октября, с.5


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.