Настоящего победителя конкурса должен определять потребитель

Газета “Строительный комплекс” неоднократно поднимала тему конкурсов, без которых сегодня любое строительство при муниципальном заказе считается незаконным. О том, как проходят конкурсные торги и об их итогах есть разные мнения, в том числе и опубликованные в газете (“СК”, 2004, № 24, с.4). Однако лучше всего видеть все это собственными глазами, потому корреспондент “СК” отправилась на торги, которые проходили в министерстве строительства, архитектуры и ЖКХ шестого мая.

Кто поедет в хутор Ажинов?

Как выяснилось, на процедуре самого конкурса может присутствовать любой из претендентов на победу. Они и толпились у входа в кабинет министра Юрия Андриади в немалом количестве. Самое большее количество фирм – десять – претендовало на капитальный ремонт средней школы в хуторе Ажинов Багаевского района, потому торги начались с соревнования заявок на этот ремонт.

Вскрытие конвертов с документами (а всем было предложено убедиться, что конверты предварительно никто не скрывал), показало, что практически все строительные фирмы документы оформили правильно и в нужном количестве. Кроме одной из них, которая, взяв банковскую гарантию на все желаемые лоты сразу, представила в каждом пакете документов ее заверенные копии. Как назло, именно тот лот, в конверте с документами которого находился оригинал гарантии, в этот раз и не разыгрывался. Увы, это не соответствовало положению конкурса, и сразу стало ясно, что среди победителей этой фирмы не будет. Хороший урок на будущее!

Поскольку речь шла о ремонте школы, все фирмы при определении сроков работ были поставлены в одни условия – завершения ремонта к первому сентября. Так что “играли”, в основном, заявленные суммы. При их сопоставлении сумм, вырисовывалась немного странная картина: при одном и том же понижающем коэффициенте – 0,88, они разнились в несколько рублей. То ли считающие решили, что при подсчете миллионов рубли идут на уровне копеек, то ли эти несколько рублей должны были оказать психологическое влияние на членов комиссии в тайном расчете на то, что скурпулезно пересчитывать суммы никто не будет, а эффект меньшей (хотя бы на рубль!) суммы сыграет свою роль.

За счет чего демпингуем?…

При услышанном значении понижающего коэффициента – 0,88 – почему-то вспомнились слова Владимира Маклакова, одного из ведущих специалистов в сфере ценообразования и сметного нормирования в строительстве, о том, что те, кто на торгах предлагает сумму ниже 90 процентов от сметной стоимости, либо непрофессионалы, либо жулики.…(“СК”, 2004, № 24, с.4). Присутствующие на жуликов были не похожи. Все они записывали каждую озвученную цифру и после оглашения заявок, представленных на конкурс, ушли, тем не менее, оставив ощущение демпинга. И не только у корреспондента “СК”, но и у министра Андриади, который, взяв в руки калькулятор, стал считать ту сумму капремонта школы, ниже которой строители уже должны были работать себе в убыток. Получилось, что многие заявленные суммы оказались на грани убытков. Судя по всему, смысл демпинга – все-таки выйти на социально значимый объект. Потом, может быть, у подрядчика появится желание доказать необходимость провести корректировку проектно-сметной документации. Однако такое обычно не проходит, потому что среди документов, представленных фирмой на торгах, обычно присутствует заверение об отсутствии претензий на дополнительные работы.

На ремонт детского муниципального общеобразовательного учреждения “Соловушка” в городе Донецке претендовало уже народа поменьше – всего четыре фирмы.

На строительство школы в станице Романовской также претендовали четыре фирмы. Судя по всему, не так уж и много в Ростовской области фирм, которые могут осилить не просто капремонт, но и строительство крупного социально значимого объекта. А школа на 22 класса таковым и является. Правда, опять смутил тот самый демпинг, и, прежде всего, не по сумме (хотя и по ней – тоже), а по срокам. Неужто возведение совсем немаленького здания можно осилить за 9 месяцев?! Этот срок включает в себя и зимнее время, погодные условия в течение которого, как известно, на Дону особой предсказуемостью не отличается….

Но, как попытался успокоить корреспондента “СК” ответственный секретарь конкурсной комиссии Сергей Курилов, за такие сроки строятся и более крупные объекты. Впрочем, если есть возможности…. Только были бы эти возможности надежны! Как не вспомнить, что на строительстве колокольни ростовского кафедрального собора Рождества Пресвятой Богородицы поменялось, как минимум, четыре бригады строителей! А ведь здесь отбор строителей должен был быть более чем строг – высота колокольни обязывала.

Как же их выбирают

Так как же осуществляется отбор фирм для участия в конкурсах по строительству объектов муниципального заказа? Все подрядчики, как объяснили в министерстве строительства, архитектуры и ЖКХ Ростовской области, должны тщательно изучить находящую здесь проектно-сметную документацию объекта. Если есть вопросы, участники торгов имеют право запросить дополнительные сведения, указать на необходимость корректировки, на, предположим, неучтенные объемы и так далее. В конкурсных торгах, которые прошли шестого мая, документация на объекты подготовлена на достаточно высоком уровне. Объявления даны в сроки во многих средствах массовой информации. Газета “Торги и конкурсы”, где объявление о данном конкурсе также размещено, распространяется в электронном виде. А заявки от поставщиков и подрядчиков порой приходят даже из-за рубежа (Чехии), не говоря уже о соседних регионах – того же Ставрополья.

Все социально значимые объекты капитального ремонта сметной стоимостью свыше 10 миллионов рублей – школы, больницы – включены в областной государственный региональный заказ. Результаты конкурсов определяет специализированная подкомиссия. Она создана на базе комиссии министерства строительства, архитектуры и ЖКХ Ростовской области.

В состав подкомиссии вошли представители “Облстройзаказчика”, “Ростовоблгазификации” (служба заказчика по объектам газификации), отдела сберегающих технологий министерства, службы главного архитектора области, главный бухгалтер министерства, ответсекретарь, представитель минфина области, главный специалист отдела жилищной политики, представитель областной профсоюзной организации работников строительства и промышленности стройматериалов и представитель антимонопольной службы. Шестого мая на торгах присутствовал и заместитель министра общего и профессионального образования Ростовской области Владимир Мигаль, поскольку речь шла о школах.

Необходимым условием для участия в конкурсе, по словам Сергея Курилова, является качественно и полно подготовленная конкурсная заявка, включающая все требуемые документы. Как показывает практика, у многих организаций хромает исполнительская дисциплина. Они считают – ничего страшного, если они что-то не до конца оформят. Разве члены комиссии не должны помнить, что в прошлый раз у фирмы все было оформлено верно?!…Но ведь конкурс-то реальный, то есть здесь и сейчас соревнуются и величины объявленных сумм, и сроки исполнения работ, и аккуратность, и точность в оформлении. Ничего сверхъестественного не требуется, но организация должна доказать, что она правомочна участвовать в конкурсе. Например, представить сведения о построенных объектах сопоставимого вида, доказать свое финансово-устойчивое положение и так далее. Комиссия должна оценить, кому доверяются бюджетные деньги.

К примеру, предоставление той же банковской гарантии – вовсе не пустая формальность. В 2003 году был прецедент, когда фирма выиграла конкурсные торги и не заключила контракт. В соответствии с условиями конкурса, по словам Сергея Курилова, от финансового учреждения, давшего банковскую гарантию, потребовали возмещение ущерба. На счет областного бюджета были перечислена сумма порядка 90 тысяч рублей.

То есть, совет строительным фирмам можно дать такой: нужно хорошенько подумать, прежде чем идти на конкурс, связанный с муниципальным заказом! Нужно понимать, что объекты строятся социально-значимые. Их нужно построить или отремонтировать в сроки, оговоренные контрактом, и за деньги, также оговоренные контрактом. Подрядчик должен постоянно помнить, что в данном случае за свою работу он несет ответственность перед всем обществом, а не только получает прибыль.

А как насчет того, кто пользуется объектами далее?…

Во время конкурса шестого мая автора этих строк все время не оставляла мысль о том, что в оценке участвующих в торгах организаций отсутствует кто-то главный. Ну, конечно же, он отсутствовал, тот самый главный оценщик работы строителей! И это был не представитель министерства строительства или образования (речь шла о школах) или, скажем, той же Ассоциации строителей, о введении членов которой в комиссию торгов давно уже ратуют подрядчики.

Это был тот самый рядовой налогоплательщик, на средства которого и ремонтируются социально значимые объекты, и строятся больницы и школы, и которому плакать, бывало, приходится от плохого качества работ. В конечном счете, именно он и является главным заказчиком социально значимых объектов. Именно он, а не приемная комиссия, которую задобрить вполне возможно.

Среди фирм, принимающих участие в конкурсе, была и та, на качество работ которой жаловался любой, имеющий с ней дело. Не будем ее называть, но вроде бы отремонтированная, но продолжающая после ремонта еще долго протекать крыша на фондохранилище в музее-заповеднике “Танаис” некоторым подскажет это имя. Там же эта фирма отреставрировала и мост через ров, установив рядом огромную памятную доску в честь себя, любимой. Это выглядело до того неприличным, что заместитель губернатора Александр Бедрик, посетивший заповедник, распорядился ее убрать. Та же фирма проводила (и ведет до сих пор) ремонт одного из корпусов ЦГБ в Ростове-на-Дону, и автору этих строк довелось на себе испытать отношение ее работников к объекту и проходящим там во время ремонта лечение больным, находящимся фактически во власти строителей. Лежачие пациенты (и врачи – тоже!) вынуждены были терпеть и незаявленные отключения света, и выключенную воду на выходные (у мастеров оказалась короткой память, и они просто забыли ее включить после проведенных работ!). А чего стоили окна, из которых “не должно дуть”! Новые рамы были поставлены так, что лежащих у этих окон едва не сдувало с кровати! При этом официально считалось, как сообщили больным нянечки, что ремонт идет с отличным качеством.

Ростовчане могут продолжить скорбный список некачественно выполненных социально значимых работ прежде всего неработающей ливневой канализацией на улице Пушкинской и по проспекту Буденновском (а ведь, без сомнения, строительные организации для ее проведения были выбраны по конкурсу!), которая доставила жителям города много хлопот прошлым летом. Неужели было непонятным, что принимать работы на этих объектах необходимо было после первого сильного дождя?!… И как поступили со строителями, отвечающими за “ливневку”, после взбудоражившего всю донскую столицу потопа?…Да – никак.

Автор этих строк вовсе не против конкурсов как таковых, но все-таки хочется предложить уважаемой комиссии в дальнейшем при выборе победителей руководствоваться не только видом предъявленных бумаг и уменьшенной суммой (будем надеяться, эта экономия – не за счет найма бригад “шабашников”), но и репутацией фирм. И не просто репутацией, а тем мнением, которое существует у тех, кто пользуется построенными объектами каждый день. Частные компании для строительства своих объектов не устраивают тендеров. Там просто знают, кто хорошо работает, а кто – нет.

“Строительный комплекс”, 2005, № 16, с.3


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.