Радиационный фон — постоянный

Лиза-Антонова,-3-курс-физфа

Третьекурсница физфака ЮФУ Елизавета Антонова — участник экотура этого года.

Негативного воздействия Ростовской АЭС на окружающую среду не обнаружила и в 2021 году научная экспедиция ученых и студентов Южного федерального университета в ходе экотура «Занимательная радиоэкология». О том, как измерялся радиоационный фон в 30-километровой зоны станции и почему Ростовской области не грозит «вариант Фукусимы», автор этих строк поговорила с кандидатом химических наук, ведущим научным сотрудником Института физики ЮФУ Еленой Бураевой.

Окончив в 1999 году университет, Елена Анатольевна поступила в аспирантуру к доктору физико-математических наук Михаилу Давыдову, основоположнику направления радиационной экологии в РГУ. Тогда его сотрудники в числе многих организаций принимали участие в мониторинге окружающей среды при запуске Ростовской атомной электростанции, то есть, в работе над «нулевым фоном». Бураева принимала участие в отборе проб, в измерении их параметров и составлении отчета по этому самому «нулевому фону».

Что такое «нулевой фон»

Мы живем не в вакууме, а в поле ионизирующих излучений. Сами радиоактивные элементы появились с образованием нашей планеты, сформировав природный радиоактивный фон. Это уран-238 и его семейство, торий-232 со своими продуктами распада и калий-40 — радиоактивные элементы, имеющие периоды полураспада миллиарды лет. К этому нужно добавить тот факт, что за этот период в каждой точке Земли сформировалась своя геологическая, климатическая характеристика. Так что в каждой точке радиационный фон зависит от содержания радионуклидов в тех породах, которые здесь находятся, плюс солнечная радиация и космическое излучение.

В среднем по миру ионизирующий фон (сюда входят гамма-, альфа-, бета-частицы, нейтроны и рентгеновское излучение) составляет около 2 микрозивертов в час. Гамма фон составляет
0, 1 микрозиверта в час (10 микрорентген в час). Средний гамма-фон в Ростовской области — 0,1- 0,13 микрозивертов в час.

Вокруг АЭС

Первый отчет о «нулевом фоне» территории Ростовской АЭС датирован 2000 годом. Туда вошли данные экспедиции за 1999 и 2000 год. С тех пор ежегодно, рассказывает Елена Анатольевна, мы стараемся в сухие летние месяцы проводить отбор проб для замеров фона. Наша задача — взять пробы из нетронутой почвы, то есть, там не должно быть пашни, выпаса скота. Обычно таких точек — пять (шестая запасная) на разном удалении от атомной станции. Нужно, правда, понимать, что если очертить 30-километровый круг, то большая часть этой территории — Цимлянское водохранилище.

Одна из точек находится между Цимлянском и Волгодонском, другая — это хутор Харсеев, это 3 км от станции. Чуть дальше — станица Жуковская, в другую сторону — станица Подгоринская. Еще одна точка — по пути на полигон бытовых отходов.

Проводя подобные измерения уже 20 лет, Елена Анатольевна утверждает, что радиационный фон вокруг Ростовской атомной станции не меняется. За этот год пробы взяты пока в трех точках из пяти, остальные пробы будут взяты в конце августа, и тогда точно можно будет сказать о результатах 21-м года. Но согласно тому, что было измерено и записано в журнал до нынешнего дня — цифры, характеризующие это фон — такие же, как и были в 1999-м, и в 2009-м. и в 2019-м.

Не только ростовские экологи занимаются замерами радиационного фона вокруг Ростовской АЭС. На всех атомных станциях есть свои службы мониторинга, которые ежегодно выпускают отчеты по влиянию станции на окружающую среду. Есть и российский Гидрометцентр, при котором существует научное предприятие «Тайфун». Оно ежегодно выпускает сборники, в которых есть данные (все это в открытом доступе) по радиационной обстановке на территории России и сопредельных государств.

Безопасность

На самом деле, напоминает Елена Анатольевна, атомная энергетика признана самой безопасной по воздействию на окружающую среду при правильной эксплуатации. Сама система безопасности на Ростовской станции очень серьезная. Мы со студентами, рассказывает доцент, ежегодно приезжаем в Волгодонск и знакомимся с тренажерами, воспроизводящие пульты управления реакторами всех четырех блоков. Демонстрируют нам и нештатные ситуации, когда, к примеру, какой-то клапан выходит из строя и реакцию системы на это.

Насчет кадров — тоже система строжайшая: кто попало, работать сюда не допускается, начиная с физического здоровья. Есть и международные правила, более жесткие, чем российские, и нужно признать, что их соблюдают.

В годы строительства станции ходили слухи о том, что она стоит на тектоническом разломе. Елена Анатольевна опровергает это, подчеркивая, однако, что она — не геолог. Но она называет такое место, как станица Малая Лучка, где действительно есть древний разлом. Но влияет это лишь на то, что здесь немногим больше радона — радиоактивного газа.

При этом Ростовская область — территория тектонически не активная. Да и все атомные станции строят с расчетом, как минимум, на восемь баллов по шкале землетрясений Рихтера (учитывая, кстати, и падение на нее самолета!). Цунами Ростовской области не грозит. Более того, система защиты в случае нештатной ситуации отключает реактор.

Так что безопасность АЭС контролируется со всех сторон. И студенческие экотуры такому контролю — в помощь. Кстати, второй этап «Экотура-2021» запланирован на август—сентябрь.

Читайте также...