Гумилев и Ростовская «Театральная мастерская». Часть 2-ая

Итак, попавший в Ростов Николай Гумилев приходит в особняк на Большой Садовой – благо идти было недалеко. Вот как описывает эту встречу Зинаида Шубина, игравшая тогда в студии под фамилией Болдырева: «Однажды вечером мы собрались в театре. Вдруг входит мужчина и представляется: «Я – автор «Гондлы», Гумилев». Можете представить себе наше состояние. Все просто онемели. А Гумилев просит показать спектакль. Но сезон окончен – ни декораций, ни осветителей, ни бутафоров. Мы предложили читать отрывки. Антон Шварц читал и играл Гондлу. На сцене присутствовала и Г.Н.Халайджиева, игравшая Леру.

После сымпровизированного представления началось обсуждение, разговоры на литературные темы. Гумилев пришел в восторг: «Я вас здесь не оставлю. Переведу в Петроград». Однако ему надо было уже ехать на вокзал. Мы пошли его провожать. Халайджиева сказала Гумилеву: «Поклянитесь, что вы нас не забудете». Гумилев торжественно поднял руку и сказал: «Клянусь!»

Свое обещание Николай Степанович выполнил. А.В.Луначарский поддержал его просьбу, и Петроградский губполитпросвет взял «Мастерскую» под свое покровительство. В дни расставания театра с городом газета «Советский Юг» писала о серьезном творческом опыте коллектива. Ростовская общественность находила, что эксперименты «Мастерской» бросали вызов рутине местного Драматического театра имени А.В.Луначарского. На объединенной конференции профсоюзов работников просвещения и работников искусств выступающие говорили о том, что в интересах политико-просветительской работы на академическую сцену «следовало бы махнуть рукой, и, наоборот, поддерживать всячески молодые театры вроде «театральной мастерской», которая здесь захирела и отправилась на поправку в Петроград».

Осенний переезд омрачился скорбным событием. Когда газета «Советский Юг» извещала своих читателей о петроградской прописке «Мастерской», она, в частности, указывала: «Во главе драматургической части становятся Н.Гумилев, Г.Иванов и др.» Но к тому времени Гумилева уже не было в живых. Он был расстрелян как участник контрреволюционного заговора. Сегодня все больше доказательств тому, что заговор был придуман, однако тогда для студийцев это обстоятельство вряд ли бы сыграло какое-нибудь значение. Хотя «Театральная мастерская» начала свою жизнь в северной столице «Гондлой», надежды были подкошены под корень. И это – несмотря на весьма положительные отзывы петроградской критики. Особенно выделявшей второй акт пьесы, в котором исландские богатыри, дети лесов, почуяв в себе старую волчью закваску, теряют человеческий облик и чуть ли не на глазах у зрителей обрастают когтями и волчьей шерстью.

В Петроград были привезены и показаны «Трагедия об Иуде, принце Искариотском» А.Ремизова, старинный французский фарс «Адвокат Патлен». Была поставлена «Гибель «Надежды» Г.Хейерманса….

«Мастерскую» никто не закрыла. Она распалась сама. Дом же, где происходила знаменательная встреча, ожидала необычная судьба. Кто здесь только не обитал – начиная с детской коммуны и заканчивая партийными документами. Строительство вплотную многоэтажного доходного дома не прошло даром. Подъем подземных вод привел к тому, что в стенах здания, переживших Великую Отечественную, появились глубокие трещины. Началась утрата декоративных украшений фасада. Особенно выразительно разрушалась одна из кариатид, постепенно терявшая части своего каменного тела.

Решено было произвести разборку здания с оставлением несущих стен и последующим восстановлением фасада. Сегодня некоторые презрительно называют восстановленный дом «новоделом» и вовсе не памятником архитектуры, так как новые владельцы, переменив назначение особняка, поменяли его внутреннюю планировку
Позволим себе с этими критиками не согласиться. Для градостроительной ситуации донской столицы это лучший вариант. Сохранено – хотя бы внешне – одно из красивейших зданий Ростова, придающее ему неповторимый колорит. Эти стены все-таки видели Николая Гумилева, поэтому и должны быть украшены памятной доской. Висит же памятная доска Сергею Есенину на доме, где он никогда не бывал, начинающаяся словами: «На этом месте…»