Возвращение Тихона

Александр Чернов со спасенной и отреставрированной иконой Тихона Задонского, станица Кривянская, фото Веры Волошиновой

Художник Борис Пустоветов со спасенной и отреставрированной иконой Тихона Задонского

Как казаки перестали «возрождаться» и занялись добрыми делами.

В станице Кривянской Свято-Тихоновскому храму возвращена икона Тихона Задонского. Она спасена от уничтожения и отреставрирована на средства казаков общества «Кривянский стан».

Овощная столица Дона

Так называют Кривянскую, расположенную к югу от Новочеркасска, ее жители. С ними, правда, могут поспорить и багаевцы, и старочеркассцы, да разве упрямых кривянцев переспоришь?! Дух противоречия у них – от предков. Те не остались под турками в Азове, отошедшего после Прусского мира в 1710 году к Османской империи, и основали на берегу речки Кривчик поселение. Название от речки пошло: первая улица Кривянского стана полностью повторяла ее очертания. В 1870 году здесь случился чумной бунт. Усмирять его прибыла аж из Харькова тысяча жандармов. Мятежной Кривянская перестала считаться лишь после прощения ее Александром Вторым, побывавшем на Дону.
В 1891 году здесь строится Свято-Тихоновский храм, в 1913 освящается Покровский.
Благочестия среди жителей хватает, из-за него и ссорятся станичники с новой властью. Атаман «Кривянского стана» Александр Чернов (а полстаницы носит фамилию Черновы) с гордостью рассказывал, как 4 апреля 1918 года местные нестроевые казаки и казачки захватили Новочеркасск и пять дней удерживали его, отражая натиск большевиков. Александру Александровичу довелось видеть в архиве акты, где содержались свидетельства о гонениях в те времена на православных.
Народная молва гласит: в 60-е годы приехал в Новочеркасск Семен Буденный, в гражданскую войну командовавший Первой Конной Армией. С высокого холма, на котором расположена столица донских казаков, увидел станицу. Спросил: «Что за селение?». Ему ответили: «Кривянская, товарищ маршал!» «Так я же велел ее в 1920-м спалить!…» – осерчал известный военоначальник.

Святотатство

Советская власть храмы закрыла. В Покровском устроили сначала МТС, потом – склад зерна. Закрытый Тихоновский использовать под что-либо не стали. Во время Великой Отечественной было разрешено проводить в нем службы. Идут они в этом храме и по сей день.
В 30-х годах прошлого беспокойного века здание бывшего станичного правления стали приспосабливать под школу. Для перегородок, не мудрствуя лукаво, строители использовали доски разобранных иконостасов, основательно замазав изображения святых масляной краской. Одна из икон стала дверью, в которую врезали замок.
Сведения об этом святотатстве старики хранили в памяти. Через несколько десятилетий свидетели деяния стали уходить в мир иной, и истина стала легендой. В нее уже не верили ни настоятель также начавшего действовать Покровского храма, ни директор школы.

И никто же в спину не толкал!

Этим летом школа дождалась ремонта. «Еду я мимо, – рассказывал Александр Чернов,- и вижу во дворе строительный мусор. Сразу вспомнил рассказы об иконах. Спросил у директора Любови Гавриловны: «Если вам все это не нужно, разрешите забрать?» И забрал – все четырнадцать досок толщиной каждая по четыре-пять сантиметров с характерным шпоном на обороте. В трещинах нескольких слоев краски, что покрывала «строительный мусор», проглядывала позолота.
Местные «доброхоты» задним числом вздумали Чернова обвинить в том, что тот присвоить себе иконы хочет. Но атаман «Кривянского стана» с обществом сразу решили: иконы должны вернуться в храм. Одной из них надлежит в школе быть, чтобы продолжала детей охранять.
Из станицы о находке сообщили в министерство культуры области и в епархию. Из последней пришло письмо от архиепископа, оканчивающееся благословением кривянцев на доброе и богоугодное дело – реставрацию икон. Министерские чиновники предложили казакам обратиться к художникам-реставраторам.

И все-таки – возрождение!

Восстановление икон после такого надругательства – дело кропотливое и тонкое.
И – дорогое. В дальнейшем обещал оказать казакам посильную помощь атаман Виктор Водолацкий. А пока члены правления «Кривянского стана» набрали нужную сумму, пустив шапку по кругу.
Икона Тихона Задонского попала в руки художника Бориса Пустоветова. За плечами у него – реставрационные работы в Суздали и Москве, в Старочеркасске и Ипатьевском монастыре. В Монтевидео он восстанавливал 200 квадратных метров итальянской живописи в особняке посольства, расписывал иконостасы в Париже и Палестине. Такого опыта работы хватило, чтобы возвращенная к жизни икона воссияла своими первоначальными красками. А ведь поначалу четыре слоя масляной краски и нитроэмали не поддавались никаким органическим растворителям.
Реставраторов сразу обратила на себя внимание манера письма автора – изысканность тонов и чувство гармонии. Выяснилось, что им был Елисей Григорьевич Черепахин (1837-1922) – известный донской художник-иконописец и фотограф. Казак с Верхнего Дона, он стал одним из первых донцов, кто окончил Императорскую академию художеств. Писал портреты Александра Второго и наследника престола Николая Александровича. Имел свою мастерскую на 18-й линии в Нахичевани. По некоторым данным, Черепахин расстрелян в Ростове в 1922 году без суда и следствия.
Личность того, кто изображен на иконе – и вовсе замечательная. Тихон Задонский – знаменитый церковный иерарх и духовный писатель. Родился в 1724 году в селе Короцке Валдайского уезда Новгородской губернии. Учился, а затем учительствовал в Новгородской семинарии. В 1738 году он принял монашество. Известен как просветитель – организатор школ и семинарии в Воронеже. Последние годы Тихон (в миру – Тимофей) провел в Задонском монастыре, поражая окружающих своими трудолюбием и кротостью. Там он умер 13 августа 1783 года. В этом монастыре и сегодня находятся его мощи.

Благие намерения

Казаки из Кривянской перед тем, как отдать икону в Свято-Тихоновский храм, освятили ее в Задонске. Хотят они также найти колокола, снятые в 30-е годы с Покровского храма. Их тогда тайно вывезли и спрятали станичники, не допустив переплава реликвий. Есть версия, где их искать, только без помощи ученых из ЮРГТУ при розыске – не обойтись. Вернуть именно старые колокола на колокольню ох, как необходимо, не только восстанавливая историческую справедливость… Поплывет тогда над станицей знаменитый малиновый звон. Сделанные нынче и звучат как-то не так. Либо утеряны секреты этого дела в России, либо не очень-то стараются горе-мастера.

Продолжая заботиться о будущем, казачье общество «Кривянский стан» учредило свою стипендию лучшему классу местной школы. Он выявляется по итогам каждой четверти. Успеваемость у ребят явно стала лучше. А в будущем учебном году и вовсе отличный стимул появится: премией лучшим ученикам станет поездка в Домбай.
С возвращением иконы в храм, считают казаки-кривянцы, у их станицы вновь появился духовный покровитель. А областная инспекция по охране памятников зарегистрировала икону в качестве памятника истории и культуры.