Светлана Сорокина: «Трудные времена меня бодрят»

Светлана Сорокина, IV фестиваль социально значимых телепрограмм и телефильмов «Герой нашего времени», фото Веры ВолошиновойВ Ростове-на-Дону прошел IV фестиваль социально значимых телепрограмм и телефильмов «Герой нашего времени», организованный Национальной ассоциацией телерадиовещателей. Одним из его гостей оказалась Светлана Сорокина. Удалось поговорить со Светланой Иннокентьевной, телезвездой, народной любимицей, журналистом с всегда независимой позицией и просто мамой. Итак, Светлана Сорокина -

О героях нашего времени

Очень уважаю ветеранов. Но на конкурсе НАТ более 80 процентов фильмов — про них. Еще раз повторюсь про уважение, но неужели вы, журналисты, за 65 лет не обнаружили других героев? Мы живем с головой, повернутой назад. А вопрос стоит о внимании к нашему времени. Для меня герои — это и доктор Лиза, на Павелецком вокзале в Москве бесплатно лечащая бомжей, и Чулпан Хаматова, достраивающая центр для детей, больных раком. Если вокруг видеть один цинизм и пофигизм, то и в журналистику идти не стоит. Поверье, поиск героев (а сегодня просто жить достойно — уже подвиг!) обернется 100-кратной пользой для вас. Сегодня время негромких подвигов. Если бы вы знали, как устали от официоза журналисты наших главных каналов!…

О команде

Много значат те, кто с тобой работает. Но если вы видите на телеэкране смелого журналиста, знайте: за ним стоит еще более смелый редактор, а за тем — еще более смелый шеф-редактор, а над всеми ними — уж совсем «безбашенный» руководитель проекта. Без такой поддержки журналист — ничто. Губернатор Томской области Кресс поддерживает телекомпанию «Томск-2». Если бы не он, признаются коллеги этой, одной из самых профессиональных компаний страны, их «схарчили» бы и не подавились. Но близко дружить на работе нельзя, ведь команда складывается не навечно, потом — трагедии при расставании.

Интернет — бонус нашего времени

Раньше в конце коридора сидела тетенька, литовавшая наши тексты. Сейчас такая стена редактуры, через которую не прорваться. Они же и интонации твои знают, так что… Трансляцию речи Парфенова при вручении ему премии Влада Листьева оборвали на полуслове. И ни один из телеканалов — ни полслова. Только что-то прошло на радио, и комментариями заполнен Интернет. Вот вам нынешние территории свободы.

Надо отдельно рассказать про заборы вокруг Останкино. Я не была там несколько лет и с огромным трудом смогла пробраться на церемонию вручения премии имени Листьева: заборы стали высокими, в несколько рядов, с запаянными наглухо калитками и суровыми вооруженными милиционерами на КПП. Словно не в телекомплекс пыталась попасть, а в здание армейского штаба где-то на Кавказе…

О речи Парфенова

Считаю, что речь свою Леня с руководителями каналов не согласовывал, – это было видно
по их лицам. Парфенов действительно волновался, что ему, прямо скажем, не свойственно. Еще более странным было чтение по бумажке: про его феноменальную память легенды ходят. Именно в тот момент, когда он достал листы и стал читать, не поднимая глаз, в зале и наступила мертвая тишина.

Леня действительно не сказал ничего такого, чего не знал бы каждый из сидящих в зале. Речь эта была обращена не к залу, а ко всем, кому эта тема хоть как-то близка. То, что Леня «не борец» (по собственному признанию) я знаю давно, еще со времен развала старого НТВ. Тем большее впечатление произвело на меня его выступление. Думаю, что причин две: во-первых, надоело ему быть допущенным исключительно к ретро-темам, хочется заявить себя политическим журналистом; во-вторых, Леню, как профессионала, достала эта, уже многолетняя, ситуация на телевидении. И хорошо, что высказался.

О смерти телевидения

Не умрет никогда. Инстинкт «смотрения» у людей вечен. Обратите внимание, в домах, где есть телевизор, он работает в режиме торшера. Нужна ли журналистика сегодня? Если сомневаетесь, уходите из профессии. А она нужна даже в Северной Корее. Мы — проводники между событиями и людьми. Делайте честно ваше дело, и вам зачтется.

Как себя восполняете?

Иногда лежу пластом. А иногда — чем больше отдаешь, тем более себя восполняешь. Но чаще пытаюсь просто выспаться: что вечером кажется трагедией, утром — простая неприятность.
Тяжелые времена меня бодрят. Если надежда, что тяжело — не навсегда. И учишься радоваться мелочам. Помню, в детстве мама долго копила на пальто, сколько же радости были при его покупке. Так постепенно учишься радоваться тому хорошему, что есть при тебе — хорошим оценкам ребенка, например.

О дочке Антонине

Искать свою Тосю стала именно в тот момент, когда девочка появилась на свет — не зная об этом! А увидела — словно кто-то подсказал: твоя девочка! Жалею, что не взяла сразу двоих, поиски нужно было продолжить. А сегодня она диктует мое расписание. Две свои книжки я посвятила ей. И свое будущее связываю только с ней. Нам больше рассчитывать не на кого.