«…Главное, чтоб тобой не закусывали!»

«Пить ты с ними пей. Главное, чтобы тобой не закусывали!» — предупреждают поручика Преображенского полка Балакирева. И послушаться бы Ване, глядишь, и цел бы остался, на своей Дуняше женился да прожил долгие лета в родной Тверской губернии. Но — нет, с легкой руки светлейшего князя Меньшикова отправляется он в шутейный полк, что царь Петр создал не токмо для увеселения своего, но и «для правды». Такова завязка последней пьесы Григория Горина «Шут Балакирев», постановку, а точнее, свою версию которой предложил своим зрителям Ростовский академический театр драмы имени М.Горького.

Прямо скажем, такой масштабной постановки эта сцена давно не видела. Недаром в театре называют ее проектом, и привлекает он прежде всего несколькими замечательными актерскими работами. На первое место поставим блистательную Татьяну Шкрабак (опустим в этой статье звания, так как они — даются, а имя актер не выбирает, но должен оправдывать его ежедневно и ежечасно в любом спектакле). И не узнать утонченную актрису в разбитной барыньке, матери Ивана Балакирева, которая по части находчивости сто очков своему сыну даст. Когда она появляется на сцене, то забирает все внимание своей неуемной энергией. И двигается вперевалочку, и всплески руками, да и грим — все продумано, рассчитано и подано с такой женской силой (даром, что лета у персонажа немалые!), что на постненькую Дуняшу — невесту Ивана (ну что взять с положительной героини!?) и не посмотришь, когда они — рядом. Под стать Анисье, героини Шкрабак, и мамаша ивановой невесты Бурыкина (Ольга Вицман). Этот дуэт — двигательная сила конфликта пьесы (человек и власть, впрочем, об этом — позже),они же — его человеческое тепло, его очарование.

Несомненно, что одна из эмоциональных высот спектакля — это исполнение роли Петра Первого актером Сергеем Галкиным. Много мы видели исполнителей этой роли в последнее время. Петр Глакина и похож, и не похож на других. Та же шевелюра (куда денешься от известных гравюр, хотя, как известно, изображенный Шемякиным Петр — лысый. Буйный образ жизни все-таки должен был сказаться в конце жизни на количестве волос на главе самодержца), те же широкие жесты и монументальная поступь. Но! Это Петр — сомневающийся! Это Петр, так яростно переживающий за Россию, что отзываются в сегодняшнем дне и его желание слышать от подчиненных правду, и его горечь оттого, что «некому державу оставить», и, несмотря на собственное беспробудное пьянство, сожаление, что запросто пропить все сделанное можно. Наиболее сильна сцена на том свете (неубедительно, правда, решенная и по манере актерской игры оказавшихся там прочих персонажей, и по сценографии), где в Петре, уже отошедшем от дел императорских, пронзительно проявляется понимание истинных ценностей земной жизни.

Неординарна в этом спектакле и «верная подруга» Петра — Катерина в исполнении Натальи Гординской. Ушла в этой роли актриса от суеты, свойственной предыдущим ее родям. Нам показана личность под стать Петру и по силе эмоций, и по уму государственному, правда, пропиваемому беспощадно. Ах, как роскошно великосветски может поводить она своими плечами, и в то же время быть простой русской бабой, которая мужа любит, несмотря на то, что побивает он ее — и частенько по делу. Единственно, что смущает — сцена уличения любимой Катеньки в неверности: прямо скажем, отдана она на откуп актерам. Потому и мелка по шлейфу события и не выходит на уровень трагикомедии. Так, мещанская мелодрама.

Казалось бы, как хорош Меньшиков Сергея Власова, но уж больно одинаковы у него отношения со всеми. А если и разнятся интонации его разговоров и с Иваном, и с Петром, и с Екатериной, то уж очень неприметно. А уж прототип этого персонажа, реальный Александр Данилович был хват и уж так ловок, и подход чутко умел найти к любому на своем пути, потому и взлетел так высоко. На сцене этого нет, лишь констатация факта, что — плут. А ведь интересен процесс — как лукавит светлейший. Ведь признаваясь «на голубом глазу» в любви Катерине, врет Меньшиков с дальним прицелом на трон (в чем и разоблачен тут же), но ведь с желанием же, чтобы поверила давняя подруга! А интонации те же — великодержавные, а не те, что должны сопутствовать этому отчаянному шагу в сторону примерки шапки Мономаха.

Тем же грешит талантливый Артем Шкрабак. Можно, конечно, спорить о трактовке этого образа, но разве не просматривается в исторической перспективе его прототипы — прямой тезка Балакирева, Емеля и другие персонажи русских народных сказок. Так вот, чтобы уйти и от волка в виде Мешьникова, и от Медведя в лице прокурора Ягужинского(Юрий Добринский), ой, каким изворотливым надо быть. А краски, которыми пользуется актер, дюже однообразны. Взять ту же историю с Петром в начале спектакля: такое впечатление, что это «домашняя заготовка» на случай встречи с его величеством, а не рожденная тут же история. Не хватает в рассказе о целовании царем маленького Ивана сами знаете, в какое место, неожиданных поворотов и той же спасительной отчаянности русского человека, выручающей его в критических ситуациях, за что и полюбил, верно, Петр своего будущего курьера, а Катерина — своего будущего личного секретаря. Мы назвали только двоих, а ведь однообразие красок у многих исполнителей вырвнивает синусоиду спектакля в прямую линию, заставляя «провисать» многие сцены.

Скорее всего, имя автора «Шута Балакирева» Григория Горина многим застило свет, и далеко не каждый отважится крикнуть:»А король-то…» Последняя пьеса автора и «Того самого Мюнхаузена», и «Дома, который построил Свифт» более чем коньюктурна, чем и слаба, несмотря на блестящие отдельные реплики и некоторые заветные мысли, вложенные автором в уста персонажей. Да и написана она, судя по всему, лет пять назад, когда тема «На кого Россию оставить?» была более чем актуальна. Впрочем, речь идет о теме, а идею (то есть то, что я хочу сказать по этому поводу) выбирает постановщик. В данном случае у Николая Сорокина, режиссера-постановщика, главным является все — и на кого Россию оставить, и плохие слова в адрес пьянства русского, и трагедия человека во власти и так далее по списку. И где-то на дальнем плане, самом дальнем, и лишь в словах, а не в действии маячит сочувствие маленькому человеку, который с этой властью столкнулся, попытался вывернуться из ее крепких объятий да не смог.

Поздравим сценографа спектакля Александра Лютова, бывшего новочеркассца, с премьерой на ростовской сцене. Столь эффектной работы с поворотным кругом давно уже не наблюдалось у «академиков». Единственный, с нашей точки зрения, «прокол», как уже было сказано, обстановочка «того света», впрочем, условия которой, с нашей точки зрения, были заказаны. Музыка Олега Коваленко, написанная специально к спектаклю, поддерживает эмоциональный «градус» действия, что в нынешнихпостановках встречается далеко не часто.


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.

Ростовский театр драмы им М Горького

Другие театры Ростова

Ростовский музыкальный театр

Молодежный театр (ТЮЗ)

Новошахтинский драматический театр

Ростовский Театр Кукол

« Молот », 8 августа 2006 года, с 6

Читайте также...