Марк Розовский — о Трех мушкетерах, Призраке оперы и Ростовском музыкальном

Марк Розовский

Марк Розовский

26 ноября в Ростовском музыкальном театре — премьера спектакля-ревю «Звуки мюзикла». Над постановкой работает народный артист России, главный режиссер и основатель московского театра «У Никитских ворот» Марк Розовский. Он высоко оценивает артистов Ростовского музыкального, возможности которых, хочется надеяться, зрители увидят реализованными в жанре мюзикла, но разговор с Мастером шел о судьбах этого жанра в России:

О «чистоте жанра»

— Если бы кто-то сказал: «Мы делаем оперетту про Дон Кихота», то все бы рассмеялись. Но когда история Дон Кихота была преображена в «Человека из Ламанчи» и сделалась мюзиклом, то оказалось, что это сильнее, чем любая инсценировка прозы Сервантеса!

«История лошади» по Толстому была поставлена на Бродвее, и я оказался первым в стране автором и композитором, чье произведение звучало там. Но ведь спектакль был сделан на перекрестке жанров! И БДТ, где он был поставлен впервые, был глубоко психологическим театром. То есть, этот процесс слияния драмы и музыкального театра оказался единым для всего театра. Лучшие достижения во второй половине ХХ века были рождены на сцене при сочетании пластики, танца, пения, правда, в другой манере, чем опера и оперетта. Мюзикл требует пения в микрофон. Кому-то это может не нравиться, но развитие шоу приучило ухо современного зрителя к другому восприятию.

О пути развития русского мюзикла:

— В ходе развития жанра будет проходить еще большее соединение музыкального театра и драматического. Это то, в чем сегодня Бродвей отстает от нас. Они в чем-то нас опередили и предъявляют сегодня свои образцы. Но путь русского мюзикла мне представляется совершенно другим. Это опора на высокую литературу.

О возможностях ростовских артистов:

— Я сейчас задаюсь вопросом, а почему нужно, чтобы у нас балет пел. Да, на Бродвее такое существует. Но у них есть также и школы мюзикла, где все танцуют и поют со второго класса. Но если у меня будет блестяще танцевать на первом плане балет, а сзади подтанцовывать и прекрасно петь хор, то зрительское удовольствие от этого будет не меньше. Просто на Бродвее нет таких возможностей, а в Ростове они есть. В Ростовском музыкальном театре работают около тысячи человек, ничего подобного в мировой практике нет. Только в России есть театры с таким огромным репертуаром. Вы найдете в мире сцену, где сегодня танцевали бы «Лебединое озеро», а завтра пели «Травиату», а послезавтра опять танцевали балет «Дон Кихот»?! Только в Большом и Маринке это возможно.

Что увидит ростовский зритель:

— Я перечислю мюзиклы, сцены из которых будут у нас в ревю — «Кабаре», «Чикаго», «Скрипач на крыше», «Мамма миа», «Звуки музыки», «Хэлло, Долли!» «Порги и Бэсс», «Вестсайдская история», «Призрак оперы». Это только американская классика. Но там будут и отрывки из «Трехгрошовой оперы», «Нотр Дам». Закончим мы российскими мюзиклами, которые, надеюсь, с упомянутыми «эверестами» этого жанра не потеряются. Это «Свадьба Кречинского», «О, милый друг!», «Три мушкетера». То есть, объем феноменальный. Это такая глыба, что есть сомнения — не устанет ли зритель. Ведь
развлекательную функцию в театре никто не отменял и не отменяет.

Сценограф ревю — Александр Лисянский, он сейчас живет в Израиле, а работает по всему миру. В Ростове он прилетел из Бостона. Вместе со мной работали два моих соавтора — балетмейстеры Александр Мацко и Юрий Клевцов, народный артист России. Я хочу подчеркнуть, что они не копировали Бродвей. Все танцевальные номера — это наши версии, наши решения. И, конечно, дирижер Алексей Шакуро, художник по костюмам Наталья Замалендинова и художник по свету Ирина Вторникова. Высококлассная команда!