«Иоланта» – опера без режиссера

Наталья Дмитриевская в опере Ростовского Музыкального театра Иоланта

Наталья Дмитриевская (Иоланта)

Идущая в Ростовском Музыкальном все еще под грифом «премьера» одноактная опера Чайковского вызывает жалость к исполнителям — прежде всего солистам.

Да и оркестрантам не позавидуешь: режиссерский «гений» Константина Балакина вытащил их на сцену. И не просто извлек из оркестровой ямы, к которой все прогрессивное человечество шло много веков, а посадил на вращающийся круг. Возможно, кому-то это покажется жутким авангардизмом и даже новым словом в музыкальной режиссуре. Но посмотрим на все это глазами актеров-солистов.

Они, бедные, попросту не слышат оркестр, расположившийся за их спинами. Они, опять же бедные, видят дирижера, расположившегося с оркестром за их спинами (!), только на экранах, что находятся на боковых ложах. Как можно с них что-то спрашивать — актерскую игру, например.

Но некоторые все-таки и в таких чудовищных условиях умудряются не потерять профессионализм и сделать приятное зрителю — например, создать художественный образ. Аплодисменты Наталье Дмитриевской — Иоланте. Говорят, что неплох и Борис Гусев в роли-партии короля Рене. Но довелось увидеть и услышать Юрия Алехина, который по своему обыкновению «переигрывает» предложенные обстоятельства.

Попросту мумию представляет собой Петр Макаров в роли-партии арабского лекаря Эбн-Хакиа. Если именно через него режиссер хотел донести основную идею оперного либретто — духовное начало и телесное начало в человеке неразрывны, но он жестоко просчитался. Более невыразительного пения уже давно не доводилось слышать.

Александр Лейченков — тенор неплохой, но актерских способностей ему явно недостает. Потому жесткое режиссерское решение мизансцен для него — суровая необходимость. Ну, право же, не стоит петь его в кулисы, где по замыслу режиссера спит Иоланта, какого ангела он видит перед собой. Петь, то есть, рассказывать это он должен нам, зрителям, но кто ж ему это подскажет?!…

Такой же провал, как и арабский лекарь, граф Роберто в исполнении Дмитрий Аверина. Более тусклого и невыразительного исполнения знаменитой арии «Кто может сравниться с Матильдой моей?!…” слышать не доводилось. А ведь Петр Ильич все чувства прописал… Нет, «Золотая маска», полученная юношей воистину на безрыбьи, была самым настоящим антипедагогическим приемом, который еще неизвестно как в будущем отразится на судьбе молодого человека.

Словом, режиссерского решения у спектакля нет. Все, что есть на сцене, придумано абсолютно в стороне и от старинной легенды, и от музыки Чайковского. Ну не считать же режиссерским решением ту корзину красных лепестков якобы роз, которая высыпалась на головы исполнителям после известной сцены, где несчастная слепая девушка перепутала кусты.

Под занавес — реплика: неужели режиссер никогда не усаживался в зал и не видел, как слепят зрителей лампочки, освещающие пюпитры музыкантов? Неужели же он не понимал, как чудовищно плохо слышен (если это можно так назвать!) оркестр в зрительном зале?! Вот уж воистину нет предела эгоизму человеческому и самолюбованию…

Опера Ростовского Музыкального театра Иоланта

Финал

Опера Ростовского Музыкального театра Иоланта

Наталья Дмитриевская в опере Ростовского Музыкального театра Иоланта

Ростовский музыкальный театр

Другие театры Ростова

Ростовский областной академический молодежный театр (ТЮЗ)

Ростовский академический театр им М Горького

Новошахтинский драматический театр

Ростовский Театр Кукол