Осторожно: елка!

Дед Мороз №3

Новогодние спектакли в ростовских театрах по-прежнему далеки от совершенства. Да, ладно бы — совершенства, но и от любви к детям — тоже. И, тем не менее, их можно выстроить в ряд согласно тому отношению к своему зрителю, который наполняет залы в эти дни.

Первое место отведем Молодежному театру. Хотя к сказке-«расколбаске» много вопросов, но именно этот спектакль сделан с абсолютным пониманием детской психологии. Прежде всего, сочинен оригинальный сценарий, авторские права на который можно с успехом защитить. На сцене — семья, в которой — не только папа, мама, ведущие себя весьма традиционно, но и дедушка, так и продолжающий вести жизнь заядлого футболиста, и бабушка-рокерша (отличная работа заслуженной артистки Ольги Щелоковой). Четверо деток в этой семье никак не могут заснуть, потому что боятся пропустить приход Нового года. Но боятся еще и потому, что не знают, каков он из себя — Новый год? И начинается представление фантазий каждого из детей, где налицо и интерактив, приводящий в восторг зрителей неуемной фантазией постановщика (режиссер Михаил Заец) и исполнителей.

Единственно, что портит дело, так это представление под елкой, где Заяц общается с маленькими зрителями в такой манере, как будто он только что покинул места не столь отдаленные. Но когда появляется заслуженный артист России Александр Семикопенко в роли Деда Мороза, всех просто накрывает волнами доброты, исходящими от его персонажа. Будет неверным не отметить, что это лучший Дед Мороз Ростова-на-Дону.

Лучшей Снегурочкой вот уже много лет является Елена Кушнаренко из Ростовского областного театра кукол имени народного артиста России Владимира Былкова. Эта Снегурочка добра, весела, отлично поет и любит разговаривать с детьми, что чувствуется сразу при ее появлении. Но, к сожалению, это единственный светлый момент в очередном «новогоднем шоу» этого театра. Здесь, как и в прошлом году, все гремит, кричит, сражает наповал безумной яркостью костюмов и декораций, а также огромным количеством огромных кукол на маленькой сцене. Довелось услышать одного папашу, который, выходя из зала, сказал: «Какой хороший, яркий спектакль!» Это, вероятно, один из тех родителей, который пишет благодарные письма, к коим любят апеллировать авторы этого и прошлогоднего представлений. В таких случаях хочется ответить: «А вы детей спросили?!» Тех самых крох, которых, может быть, в первый раз привели в театр и которые по определению пугаются этих огромных уродливых кукол.

Во время спектакля затеваются хороводы. Дети с задних рядов едва успевают добежать до них, как Дед Мороз кричит: «По местам! По местам!» И дети, не соло нахлебавши, отправляются обратно. И так повторяется несколько раз. За что этим детям портят праздник?! Неужто трудно этот общий танец, в котором и почувствуешь праздник, продлить хотя бы на минуту?!! Так что по своему отношению к зрителю этот театр в нашей «линейке славы» занимает последнее место.

Второе отдадим Ростовскому академическому театру драмы имени М.Горького. Здесь можно увидеть вполне добротную постановку Ириной Морозовой сказки «Переполох в новогоднем лесу». Что ужаснуло в этом театре, так это «отрыжка советского времени», именуемая «культпоходом в театр». Понятно, что театр хочет заработать на праздниках и делает все возможное, чтобы пополнее «набить» свои залы, да и многие дети, пожалуй, иным способом в театр-то и не попадут (недосуг нынче некоторым родителям заниматься своими отпрысками). Но это имеет и обратную сторону.

В театр детей приводят учителя, которые не только не удосуживаются рассказать детям, как вести себя в театре. Согласно увиденному 29 декабря в фойе для многих педагогов главное в театре — строем сначала сводить в туалет девочек, а потому — мальчиков, хотя имеют они дело вовсе не с первоклассниками.

Такого не увидишь в Музыкальном театре (и в Молодежном — тоже). Здесь ухитряются как-то по-иному работать со зрителем. Со спектаклем «Золушка» в музыкальном ситуация сложнее. Он как-то дистиллированный. Вроде бы все персонажи этой вечной истории на своих местах, но на сцене не характеры, а некие их обозначения. Попытка как-то что-то сделать Ольгой Макаровой (Золушка) наталкивается на полное отсутствие условий, в которых можно существовать. Ломание комедии отрицательными персонажами — это именно ломание комедии, а не создание характеров.

Ну, смог же несколько лет назад в этом же театре режиссер Александр Лебедев поставить «Спящую красавицу» так, что было всем интересно — и взрослым, и детям. Он для начала вспомнил, что просыпается-то красавица, уснувшая в 17 веке, уже в наши времена. Оттого и Принц у режиссера был не выдуманный, сказочный, а живой — из нашего времени. А далее можно было уже фантазировать про отношения проснувшейся красавицы с таким Принцем, что режиссер с успехом и сделал. Потому спектакль и помнится до сих пор.

Много ли таких спектаклей видел ростовский зритель? До обидного мало, потому что театры до сих пор рассматривают новогодние спектакли как способ поправить свои финансовые дела — и с наименьшими затратами.