Дела особого производства

Пока автор искала СМИ, согласное опубликовать эту рецензию, имя В.Лившица стало известно всей России в качестве защитника оскорбленной женщины в деле «Ароян против Киркорова»)

— В человеколюбивой русской литературе профессии врача и адвоката дали внушительное число писателей, — написано в предисловии книги «Дело особого производства и другие адвокатские истории». Ее автор — Владимир Лившиц — так или иначе когда-нибудь взялся бы за перо: слишком ясно, что при рождении он не был обижен писательским даром. Давно уже не приходилось читать рассказов, где наша нынешняя, прямо скажем, не очень-то человеколюбивая действительность преподнесена с таким блистательным юмором.

Чего стоит только сравнение народных заседателей в суде с экспонатами выставки достижений народного хозяйства (причем этот комплимент обосновывается более, чем тщательно), или характеристика «дела», состоящего из трех килограммов высококачественной макулатуры и не опровергнутого алиби. В рассказе Лившица «Пролеты Абрикосова» вор проникает в самое интимное место нефтебазы (имеется в виду ее касса), а герои «Диатомового планктона» расходятся после праздника, чтобы выспаться, поскольку у них впереди два выходных и долгая счастливая жизнь.

Читателям «Дело особого производства…» предлагает посмотреть на мир правосудия глазами остроумного, весьма и весьма хорошо знающего свое дело адвоката, помогает увидеть некоторые особенности судопроизводства глазами тех, кому довелось испытать на себе сбои в ее работе.

Но заслуга книги Владимира Лившица — не только в литературных ее достоинствах. Здесь нашли место нюансы жизни такого замечательного города, как Ростов-на-Дону которые, к сожалению, уходят из жизни. А ведь они-то и составляют колорит этого южного города, экзотического не менее, чем известная Одесса-мама.

К примеру, кто сейчас помнит, что предложение «пойти в синагогу» в далекое социалистическое время в Ростове означало пойти попить пиво. Или тот факт, что Кировский районный суд располагался напротив гостиницы «Интурист» в месте, которое лишь условно можно было назвать помещением, поскольку имело оно прогнившие полы, грозившую упасть с полока штукатурку и прочие «прелести правосудия». Далеко не все помнят, что именно в Ростове на Братском кладбище находится могила того самого любавичского ребе, посетить которую приезжают со всего мира. А также то, что 6 октября 1996 года в Ростове впервые отмечали День города, и что тогда же впервые после долгого перерыва заработал фонтан в парке рядом с Театральной площадью, а сияние эстрадных звезд в этот вечер затмевало даже праздничный фейерверк из армейских гаубиц…

Казалось бы, все это — мелочи, но из них и складывается жизнь обычного горожанина, которую так образно и ярко преподнес нам человек, по роду своей деятельности вовсе не обязанный брать в руки перо и отчитываться о своей адвокатской жизни перед простыми смертными. Но оказалось, что ему, как и доктору Чехову, есть дело до пятнадцатилетнего цыгана по прозвищу Виноград и до Васька, надевающего чужие рубашки с воротничками не по размеру. Ему интересна как история превращения окончившей ветеринарный техникум Варвары в благообразную даму бальзаковского возраста, так и следователь Мисочкина, не имеющая никакой личной жизни.

Ему интересны все мы, мелочи нашего повседневного существования как «дела особого производства», за что автору — большое спасибо.

Читайте также...