Коварство без любви

Александр Семикопенко и Ольга Щелокова в спектакле "Коварство и любовь"

Дмитрий Акриш, постановщик «мещанской трагедии» Шиллера «Коварство и любовь», по свидетельству очевидцев, поставил задачу в спектакле — «изгнать из театра театр». Это у него получилось. Но не будем о грустном: даже в плохом спектакле можно найти великие моменты. О них и пойдет речь. Есть такое понятие профессионализм, который никакими режиссерскими ухищрениями не уберешь. Высочайшее знание основ своей профессии продемонстрировали в спектакле-премьере Ростовского академического молодежного театра заслуженные артисты России Александр Семикопенко и Ольга Щелокова. Они играли роли родителей того несчастного Фердинанда, который ухитрился влюбиться в дочь бедного музыканта Луизу.

Коварство-без-любви

Этот «заманушный снимок» с поцелуем «в диафрагму» валялся перед премьерой где только можно. Но любви-то в спектакле нет! Есть все что угодно — истерика, даже похоть какая-то, но вот любовь не присутствует по определению. Как и театр.

И все бы ничего, но Александр Семикопенко в спектакле «Коварство и любовь» — президент (значимость этой должности при некоем герцоге стоило бы объяснить зрителю ХХI века), который такого мезальянса допустить не может по определению.

И тут в ход и идет коварство: дело даже не в том, что президент соглашается на интригу своего секретаря Вурма, дело в том, как он это делает. Как хорошо видно, что совесть этого человека нечиста, и в основе его благополучия лежит преступление. Судорожные движения, борьба отцовской привязанности с привычкой командовать и многое другое филигранно воплощено в образе человека, под которым зашатался его, казалось бы, прочно устроенный пьедестал власти.

Но вершиной этого является сцена, в которой, по сути, уже сходя с ума (по-другому не скажешь!) президент, вроде бы уже согласный со свадьбой сына и Луизы, на заднем плане выстраивает на столе схему рассадки гостей. Он стоит спиной к залу и говорит вроде бы не в зал, но, сидя на последнем ряду, автор этих строк слышала каждое произнесенное им слово. Какой урок всей молодежи театра, у которой и с дикцией не всегда все в порядке, а уж что такое «посыл звука», эта категория актеров забыла напрочь!

Не менее великолепна и Ольга Щелокова, этакая леди Макбет этого «шиллеровского уезда». Как она хороша в сцене, когда, накричав на мужа (а в этом спектакле 90% истерического крика вместо диалогов!), она обнимает сына, как бы говоря, что она — на его стороне. И тут же ласково (ну, любящая мать — ни дать. не взять!), уговаривает его отправиться к леди Мильфорд, которую Фердинанду прочат в жены. У актрисы сцен, где ей дозволено играть задуманное, гораздо меньше, чем у партнера, но использует она их на все 120%.

Так что, виват профессионализму, который побеждает — несмотря ни на что.

Кстати, в постановке этой пьесы, которая шла на этой же сцене более 40 лет назад, театр таки присутствовал.

Читайте также...